Polar Explorer F. A. Matisen (in Commemoration of the 150th Anniversary of His Birth)
Table of contents
Share
QR
Metrics
Polar Explorer F. A. Matisen (in Commemoration of the 150th Anniversary of His Birth)
Annotation
PII
S020596060020631-6-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Valentin Smirnov 
Affiliation: Russian State Navy Archive
Address: Sankt-Peterburg, Millionnaya street, 36
Pages
350-377
Abstract

This article for the first time offers the detailed biographical materials concerning Fyodor Andreyevich Matisen (1872–1921), polar explorer and naval officer, member of the 1899 Russian-Swedish Spitsbergen grade-measurement expedition on the “Bakan” ship and the Imperial Academy of Sciences’ Russian Polar expedition on the “Zarya” schooner (1900–1903), head of the river expeditions to the mouth of the river Lena that were organized by A. V. Kolchak’s Omsk Government (1919) and by the Soviet Government (1920), and the first commander (1908–1910) of the “Taymyr” icebreaking steamer of the Arctic Ocean Hydrographic Expedition. The article also describes Matisen’s service on the Russian Navy’s combat ships. It is based on the materials from the Russian State Naval Archive, Central State Historical Archive of St. Petersburg, St. Petersburg Branch of the Archive of the Russian Academy of Sciences, and the Russian State Archive of Economics. The article is dedicated to the 150th anniversary of Matisen’s birth.

Keywords
F. A. Matisen, A. V. Kolchak, N. I. Evgenov, Spitsbergen, Arctic, Amur, Lena, Russo-Japanese War, “Bakan”, “Zarya”, “Diana”, “Uragan”, “Lena”
Received
26.06.2022
Date of publication
27.06.2022
Number of purchasers
0
Views
143
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2022
1

Первые годы морской службы

2 20 мая (1 июня) 1872 г. в Петербурге, в лютеранской семье Андрея Георга Матисена (1817–1885), родился сын Федор. Потомственный почетный гражданин А. Г. Матисен умер, когда Федору исполнилось 13 лет. Мать – Вильгельмина Федоровна Матисен (урожденная Зельтнер1), понимая, что одной ей сына «не поднять», 5 мая 1886 г. подала прошение в канцелярию Морского училища (так назывался Морской корпус в 1867–1891 гг.) с просьбой о приеме Федора на воспитание в младший приготовительный класс, приложив метрическое свидетельство о его рождении и крещении и указав свой адрес: Васильевский остров, 10-я линия, д. 23. Резолюцию «Разрешено вр[еменно] управ[ляющим] М[орским] м[инистерством]» на этом прошении наложил начальник Николаевской морской академии и директор Морского училища контр-адмирал Д. С. Арсеньев2.
1. Школа Карла Мая. Общество друзей школы К. Мая «Майский жук» // >>>>

2. Российский государственный архив Военно-морского флота (РГАВМФ). Ф. 432. Оп. 5. Д. 7030. Л. 1.
3 13 сентября 1886 г. Федор был зачислен воспитанником в Морское училище, а через три года, 8 сентября 1889 г., начался отсчет его действительной службы. 1 сентября 1890 г. Федор стал унтер-офицером. 10 августа 1891 г. он был произведен в гардемарины, а девять дней спустя – в старшие унтерофицеры. В годы учебы Федор проходил летнюю практику в Балтийском море на следующих кораблях: корветах «Боярин» (1888, 1890) и «Боян» (1891), фрегате «Князь Пожарский» (1889) и учебном судне «Скобелев» (1892).
4 8 сентября 1892 г. состоялся приказ о производстве выпускников Морского корпуса в мичманы. В их числе был и Федор Матисен, удостоенный премии адмирала Нахимова (250 руб.)3. В сентябре 1892 г. Матисен начал службу в 18-м флотском экипаже, а в мае 1893 г. был назначен вахтенным начальником на броненосец «Император Александр II», находившийся в составе Практической эскадры Балтийского моря. Получив первичную офицерскую практику, он был зачислен в Штурманский класс (в котором учился дважды: в начале 1893 и 1894 гг.) и окончил учебу 1 апреля 1895 г. В промежутках Федор исполнял должность экипажного адъютанта, заведующего оружием и был командиром 7-й сводной флотской роты4.
3. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 43 об., 49.

4. Там же. Л. 43 об.–44.
5 В 1895–1897 гг. Матисен служил на крейсере 1-го ранга «Рюрик» (командиры – А. Х. Кригер, затем – А. А. Родионов) младшим штурманским офицером, иногда исправлял должность старшего штурманского офицера. Корабль был флагманским в эскадре Тихого океана, поэтому ответственность Матисена как одного из штурманов была весьма высока. Одним из его соплавателей был мичман А. В. Колчак5.
5. А. В. Колчак. 1874–1920. Сборник документов. В 2 т. / Отв. ред. Ю. Г. Орлова. СПб.: Русско-Балтийский информационный центр «БЛИЦ», 2021. Т. 1. С. 109.
6 19 апреля 1897 г. Матисен был произведен в лейтенанты6, а 1 мая приказом командующего эскадрой в Тихом океане вице-адмирала Е. И. Алексеева назначен вахтенным начальником мореходной канонерской лодки «Отважный» (командир – капитан 2-го ранга А. А. Куприянов). Там Матисен прослужил 10 месяцев, причем 10 февраля 1898 г. был назначен исправляющим должность старшего штурмана этой лодки. Однако 7 апреля 1898 г. приказом командующего эскадрой (уже вице-адмирала) Ф. В. Дубасова № 400 «был списан в наличие 18 флотского экипажа»7 и вскоре убыл в Петербург.
6. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 43 об.–44.

7. Там же. Л. 44 об.
7 В столице Матисен 2 августа 1898 г. был назначен исправляющим должность экипажного адъютанта, а с 20 августа стал командиром 1-й роты 18-го флотского экипажа (утвержден в должности 14 сентября).
8 3 октября 1898 г. Матисен убыл в трехмесячный отпуск. В этот период он женился. Его избранницей стала 20-летняя дочь действительного статского советника девица Тамара Павловна Висковатова (родилась 7 июля 1878 г.). Она была дочерью художницы Екатерины Иеронимовны (1838–1911, урожденной Корсини) и Павла Александровича Висковатова (1842–1905), писателя, историка литературы (биографа и издателя сочинений М. Ю. Лермонтова), профессора русской словесности и славянофила. В 1897–1899 гг. он был директором гимназии Видемана, одновременно (в 1896–1901 гг.) работал сначала младшим, а затем старшим цензором Центрального комитета цензуры иностранной8. Дедом Тамары по отцу был военный историк, генерал-майор А. В. Висковатов, дедом по матери – академик архитектуры Иероним Корсини, бабушкой по матери – Мария Антоновна Корсини (урожденная Быстроглазова) – писательница и переводчица9.
8. Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга (ЦГИА СПб). Ф. 14. Оп. 2. Д. 1021. Л. 13–35.

9. Висковатов, Павел Александрович // >>>>
9 7 августа 1899 г. в семье Матисенов родился сын Виссарион10. Это случилось в селе Кишкине Тульского уезда Тульской губернии. 24 октября того же года Виссарион был крещен священником Сергием Рождественским «с причтом». Восприемниками были сын статского советника Владимир Иосифович Лихтештадт11 и дочь потомственного дворянина София Александровна Беклемишева12, оба православные13.
10. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 48–48 об.

11. Так в документе. Очевидно, это В. О. Лихтенштадт (1882–1919) – сын судебного деятеля и «народоволки», впоследствии революционер, эсер-максималист, участник покушения на П. А. Столыпина (1906, приговорен к смертной казни, замененной на пожизненную каторгу, которую отбывал в Шлиссельбурге). После освобождения (1917) примыкал к меньшевикам, в июне 1919 г. вступил в РКП(б), в августе – октябре – комиссар штаба 6-й дивизии 7-й армии. Захвачен в плен белогвардейцами во время наступления на Петроград и расстрелян.

12. Очевидно, София Александровна Беклемишева-Филипченко (1873 – не ранее 1915) – дочь полковника, живописец, сестра скульптора В. А. Беклемишева.

13. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 1818. Л. 175.
10

Экспедиция на Шпицберген

11 Сам Федор Андреевич к этому времени был далеко от Петербурга: 14 марта 1899 г. он был назначен в плавание старшим вахтенным начальником транспорта «Бакан» в Экспедицию для градусного измерения на островах Шпицбергена. В этой экспедиции Матисен провел ровно восемь месяцев.
12 9 мая 1899 г., в период нахождения «Бакана» в Петербурге, на нем был отслужен молебен, на котором присутствовал председатель комиссии по организации Русско-шведской градусной экспедиции, президент Академии наук великий князь Константин Константинович. На другой день на транспорте были размещены члены экспедиции: семь ученых, 12 нижних чинов (матросов), солдат и два помора для ухода и обращения с 40 собаками, помещенными в шести клетках на верхней палубе14.
14. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 1904. Л. 117–117 об.
13 Командиром «Бакана» был капитан 2-го ранга К. Л. Ергомышев, старшим офицером – лейтенант Н. М. Сергеев, вахтенными начальниками (кроме Ф. А. Матисена) – лейтенант А. Ф. Клопотов и мичман К. А. Унковский, штурманом – штабс-капитан Н. А. Алексеев, судовым механиком – младший инженер-механик А. Д. Комаров, судовым врачом – коллежский асессор А. Н. Волкович15.
15. Там же. Л. 114 об.
14 15 мая 1899 г. «Бакан» отправился в плавание – через Стокгольм (где члены экспедиции 22 мая были приняты королем Оскаром II), Копенгаген, Ставангер, Берген и Тромсё. Там на «Бакан» были приняты члены рекогносцировочной экспедиции академик Ф. Н. Чернышев, профессор Стокгольмского университета Г. де Гер, шведский топограф лейтенант Кнорринг и 14 норвежских мастеровых16.
16. Там же. Л. 132–132 об.
15 В полночь с 13 на 14 июня 1899 г. соединенный русско-шведский отряд судов вышел в плавание к Шпицбергену, однако через сутки шведские суда отправились к месту стоянки своей части экспедиции.
16 Уже в период с 15 по 17 июня экипажем «Бакана» под руководством штабс-капитана Алексеева были произведены съемка и промер в бухте Йёэс (Göes). Именно в юго-восточной части этой бухты 19 июня 1899 г. и было выбрано место для зимовки.
17 В течение восьми дней (вместо трех недель) была произведена выгрузка имущества на берег, где вскоре были построены пять зданий. Лейтенант Матисен судовым аппаратом делал фотоснимки деятельности экспедиции17.
17. Там же. Л. 139.
18 В течение июля – августа 1899 г. «Бакан» вместе с ревельским ледоколом № 2 и шведскими судами (грузовым пароходом «Рюрик», паровой яхтой «Бетти» и канонерской лодкой «Свенскзунд» (Swenskzund)18 обеспечивал деятельность Русско-шведской экспедиции. 21 августа капитан 2-го ранга Ергомышев доложил в Главный морской штаб (ГМШ) о повреждении в рулевой раме, полученном ледоколом № 2 при касании 14-футового камня (скалы на глубине 4,2 м. – В. С.) в четырех милях от берега, и завершении экспедиционных работ. Он, в частности, отметил следующее:
18. Фотографии всех указанных судов см.: РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 1904. Л. 138 (б–е).
19 «В нынешнем году работы геодезистов сосредоточились на двух наиболее трудных пунктах Cap Lee и Wales Point по восточному берегу Stor Fiordʼa и лишь благодаря исключительно благоприятным погодам увенчались полным успехом […] Экспедицией собраны большие коллекции, хранящиеся в настоящее время на «Бакане», и, без сомнения, этот богатый геологический и зоологический материал составит весьма ценное приращение музеев Императорской академии наук»19.
19. РГАВМФ. Ф. 404. Оп. 2. Д. 811. Л. 7–7 об.
20 1 сентября 1899 г. «Бакан» и ледокол № 2 прибыли в Тромсё, где ледокол был оставлен в доке для производства ремонта. «Бакан» же 5 сентября вышел в Тронхейм, затем – в Берген, Христианию, Копенгаген и Стокгольм, откуда через Биорке 8 октября прибыл в Петербург20.
20. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 1. Д. 2085. Л. 145–158.
21 Уже 9 октября 1899 г. великий князь Константин Константинович обратился к управляющему Морским министерством со следующим письмом: «После окончания работ нынешнего года по градусному измерению на островах Шпицбергена, когда вполне оправдались надежды на возможность благополучного окончания этого выдающегося научного предприятия, я считаю нужным довести до сведения вашего превосходительства о значении участия транспорта «Бакан» в этой экспедиции. Ввиду условий распределения льдов около Шпицбергена текущим летом русские работы сосредоточились в Стурфиорде, до сих пор мало посещавшемся научными экспедициями. Офицерами «Бакана» составлена в настоящее время подробная карта глубин21 этого фиорда и, без сомнения, работа эта составит крупный вклад в наши познания о водах, окружающих Шпицберген. Помощь, оказанная «Баканом» при расстановке сигналов в градусной сети и при работах геодезистов на сигнальных пунктах, была, бесспорно, неоценимой; в особенности же важно было участие экипажа «Бакана» при устройстве зимовья в Горнзунде, постройка которого вместе с установкою всех сложных инструментов в обсерваториях, возможна была только при содействии командира22 и офицеров транспорта и неустанной работы его команды. Считая, что как командир транспорта «Бакан», так и офицеры вполне заслужили в этом трудном плавании почетные награды, я прошу ваше превосходительство передать также команде «Бакана» мое «спасибо» за молодецкую службу при работах экспедиции»23.
21. В тексте ошибочно указано «глубот».

22. Надписано сверху карандашом.

23. РГАВМФ. Ф. 404. Оп. 2. Д. 811. Л. 10–10 об.; РГАВМФ Ф. 417. Оп. 5. Д. 2773. Л. 2–2 об.
22 10 октября 1899 г. управляющий Морским министерством вице-адмирал П. П. Тыртов отдал соответствующие указания. В наградном листе на лейтенанта Матисена капитан 2-го ранга Ергомышев написал следующее: «За честное отношение к службе и за усердие, выказанное им при устройстве зимовья на Овах Шпицбергена представляется к ордену Св. Станислава 3й ст.»24. 6 декабря 1899 г. этот орден и был пожалован Матисену25.
24. РГАВМФ Ф. 417. Оп. 5. Д. 2773. Л. 8 об.–9.

25. А. В. Колчак. 1874–1920. Сборник документов... Т. 1. С. 108–109, 111.
23 После успешного завершения Русско-шведской градусной экспедиции был учрежден нагрудный знак для вручения ее участникам. 6 ноября 1902 г. постановлением Комиссии по градусному измерению на островах Шпицбергена Матисену было предоставлено право на ношение нагрудного знака в память окончания градусного измерения на островах Шпицберген за участие в экспедиции. 5 февраля 1903 г. академик Ф. Н. Чернышев сообщил об этом в ГМШ26.
26. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 2. Д. 642. Л. 10.
24

В составе Русской полярной экспедиции Академии наук

25 13 ноября 1899 г. лейтенант Матисен был откомандирован в распоряжение Комиссии Императорской академии наук по снаряжению экспедиции барона Э. В. Толля на Землю Санникова с «оставлением на службе и сохранением содержания от Морского ведомства»27. По предложению Толля Матисен в качестве третьего офицера (первым был лейтенант Н. Н. Коломейцев) «приискал» лейтенанта А. В. Колчака, служившего на броненосце «Петропавловск» и находившегося в Пирее (Греция). Его кандидатуру после доклада непременного секретаря Академии наук генерал-лейтенанта Н. Ф. Дубровина 28 декабря 1899 г. одобрил президент Академии наук великий князь Константин Константинович28.
27. Там же. Л. 44 об.–45.

28. Санкт-Петербургский филиал Архива Российской академии наук. Ф. 6. Оп. 1. Д. 5. Л. 69–69 об.
26

Лейтенанты яхты «Заря» А. В. Колчак, Н. Н. Коломейцев и Ф. А. Матисен, 1900 г.

27 10 апреля 1900 г. Матисен вместе с Колчаком и нижними чинами по Финляндской железной дороге отправились в Стокгольм, а далее – через Христианию в Ларвик, где в эллинге известного строителя «Фрама» К. Арчера вооружалась под наблюдением командира лейтенанта Коломейцева яхта «Заря» (в прошлом – китобойный барк «Харальд Хорфаген» (Harald Haarfagen).
28 15 апреля 1900 г. на «Заре» был поднят флаг Невского яхт-клуба, 16 апреля Матисен был назначен в Русскую полярную экспедицию (РПЭ) старшим офицером яхты «Заря», геодезистом и метеорологом экспедиции. Через месяц – 15 мая – яхта пришла в Петербург. Там, а затем в Кронштадте (8– 11 июня) шли подготовительные работы к предстоящему плаванию. 12 июня «Заря» отправилась на север через Ревель и Фридрихсгафен (Дания) в Александровск-на-Мурмане, куда и пришла 11 июля 1900 г.
29 18 июля «Заря» вышла в направлении пролива Югорский Шар, а 12 сентября пришла в Таймырский пролив, где 20 сентября встала на зимовку29. Она продолжалась почти 11 месяцев.
29. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 3340. Л. 36–37.
30 Из-за конфликта между командиром «Зари» лейтенантом Коломейцевым и начальником экспедиции Толлем первый был вынужден покинуть вмерзшее в лед судно и отправиться сухим путем на Большую землю, а второй 21 января 1901 г. назначил командиром яхты лейтенанта Матисена30.
30. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 45.
31 Невзирая на свою должность, Матисен в период зимовки совершил две санные поездки для описи островов Норденшельда (22 февраля – 8 марта, 12–21 марта)31. Кроме того, в экспедиции он заведовал метеорологическими наблюдениями, в кают-компании на столе по материалам описей чертил карты, а также занимался фотографией, для чего использовал на яхте «маленькую каморку».
31. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 3340. Л. 26.
32 Когда после вечернего чая в кают-компании устраивались короткие музыкальные вечера, Матисен играл «что-нибудь из Чайковского, Шуберта», а однажды сделал аудиозапись пения матросов «Зари»32.
32. А. В. Колчак. 1874–1920. Сборник документов... Т. 1. С. 148–149.
33

Яхта «Заря» в короне северного сияния, 30 декабря 1900 г.

34 11 августа 1901 г. «Заря» начала вторую навигацию, 19 августа обогнула мыс Челюскин, а 5 сентября пришла в Нерпичью губу острова Котельный. 20 сентября там началась вторая зимовка экспедиции. Осенью – с 30 октября по 9 ноября – Матисен совершил санную поездку для описи северо-западного берега о. Котельный.
35

Весной 1902 г. – с 19 марта по 17 апреля – он вновь занимался описью о. Котельный. Наконец, с 19 по 26 июня Матисен совершил поездку для описи южного берега о. Бельковский33 на собаках в сопровождении матроса Безбородова, взяв с собой на всякий случай и байдарку. Из этой поездки он привез ряд фотографий о. Бельковский и маленького островка Стрижева, яйца чаек и нового кулика для коллекции34.

33. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 3340. Л. 26.

34. А. В. Колчак. 1874–1920. Сборник документов… Т. 1. С. 148–149.
36

Ф. А. Матисен в Арктике, 1901 г.

37 К этому времени Матисен уже, по сути, в течение месяца руководил экспедицией, так как 23 мая барон Толль и астроном Ф. Г. Зееберг с двумя спутниками отправились на о. Беннетта. 19 мая Толль подписал подробную инструкцию для Матисена, в которой предлагал после вскрытия моря выйти на «Заре» из Нерпичьей губы, подойти к острову Новая Сибирь, откуда снять старшего зоолога А. А. Бирулю с его партией, затем взять курс к о. Беннетта и снять с мыса Эмма Толля и его спутников35. В предписании от 20 мая 1902 года Толль дополнительно указал Матисену следующее: «Я п е р е д а ю Вам, в пользу единодушного исполнения этой задачи, на тот случай если Вам не удастся снять с острова Беннетта или на случай моей смерти, в с е п р а в а начальника экспедиции» (разрядка в оригинале. – В. С.)36.
35. Отчет лейтенанта Ф. А. Матисена о плавании яхты «Заря» в навигацию 1902 года и о возвращении экипажа ее в Якутск // Известия Императорской академии наук. 1903. Т. 18. № 3. С. 66.

36. Там же. С. 68.
38 25 июня 1902 г. в Нерпичьей губе начались подвижки льдов. 27 июня Матисен приказал разводить на «Заре» пары, после чего более месяца ему с помощью Колчака и экипажа пришлось бороться со льдами методом подрыва пироксилиновых шашек и осуществлять сложные маневры, чтобы яхту не зажало этими льдами или не повредило торосами. С 4 по 8 августа «Заря» вновь стояла на якоре в Нерпичьей губе. В последующие две недели Матисен пытался преодолеть сплоченные льды, чтобы выполнить поставленные Толлем задачи, но безуспешно. В своем отчете он впоследствии указал следующее:
39 «До 23-го августа я пробирался во льду на север и убедился, что при постоянных переменах курса и малых ходах, а также вследствие стоянок в продолжении нескольких часов темного времени, когда идти во льду невозможно, суточный расход угля не соответствует пройденному расстоянию и что при таком состоянии льда остающегося запаса не хватит на путь до Беннетта и обратно. Кроме того, срок ожидания бароном Толлем судна истек 21-го августа и он мог уже не быть на мысе Эмма, предприняв обратный путь. Поэтому я повернул на юг и пошел в бухту Тикси, находящуюся у юго-восточного конца дельты Лены»37.
37. Там же. С. 82.
40

Схема плавания яхты «Заря» в 1902 г.

41 26 августа Матисен привел «Зарю» в бухту Тикси. 1 сентября экспедиция была закончена. «Заря» была поставлена в безопасное место на зимовку. В этот же день при сборах имущества случайным выстрелом из винтовки матрос Безбородов прострелил разрывной пулей ногу кочегару Т. Носову. 2 сентября участники РПЭ, погрузив коллекции, важнейшие инструменты, документы и раненого, на пароходе «Лена» отправились в Быковскую протоку. Вечером 10 сентября Носов скончался и 12 сентября был похоронен в Булуне. 30 сентября экспедиция прибыла в Якутск38. 6 декабря 1902 г. Матисен и его подчиненные, в том числе Колчак, прибыли в Петербург.
38. Там же. С. 84–88.
42 Матисен и Колчак поселились в гостинице армии и флота на Литейном проспекте39. Однажды в начале 1903 г. к Матисену пришла его жена, отношения с которой давно уже были формальными. Случайно увидевшая ее С. Ф. Омирова, невеста Колчака, в своих воспоминаниях так описала Тамару Матисен: «Высокая, очень красивая дама, лица которой я рассмотреть не могла, но фигура ее в хорошо сшитой зимней одежде обращала на себя внимание редкой красотой»40.
39. Абраменко Л. История семьи адмирала А. В. Колчака во Франции; Колчак С. Воспоминания. Стихи. М.: Викмо-М, 2020. С. 254.

40. Там же. С. 276.
43

Отчет лейтенанта Ф. А. Матисена о плавании яхты «Заря» в 1902 г. (фрагмент)

44 Пребывание Матисена и Колчака в столице оказалось весьма непродолжительным. 7 января 1903 г. Матисен принял участие в заседании Комиссии РПЭ, обсуждавшей варианты экспедиции по спасению барона Толля и его спутников. На заседании академик Ф. Б. Шмидт доложил о заявлении Матисена об отказе от предложения стать во главе этой экспедиции, Матисен объяснял это решение полной неуверенностью в возможности достижения намеченной цели. В результате офицеры РПЭ получили от Академии наук следующие предложения: Матисен – отправиться в бухту Тикси, близ устья реки Лены, для разоружения яхты «Заря», Колчак – принять командование шлюпочной экспедицией на о. Беннетта для поисков партии барона Толля, ушедшей в мае 1902 г. на этот остров41. Эти предложения были приняты.
41. Синюков В. В. Александр Васильевич Колчак: от исследователя Арктики до Верховного правителя России. М.: ЗАО «КноРус»; ООО «Корвет», 2004. С. 197–200.
45 22 января 1903 г. Матисен выступил с отчетом о плавании яхты «Заря» в навигацию 1902 г. и возвращении ее экипажа в Якутск на заседании физико-математического отделения Академии наук. Этот отчет был напечатан в «Известиях Академии наук»42. Матисен выехал в Якутск 9 февраля и прибыл туда 7 марта. Затем он добрался до бухты Тикси. 24 июля 1903 г. флаг Невского яхт-клуба на яхте «Заря» был спущен, и Матисен отправился в Якутск, куда и прибыл в конце августа43. После возвращения в Петербург он остался в составе РПЭ.
42. Отчет лейтенанта Ф. А. Матисена о плавании яхты «Заря»…

43. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 3340. Л. 36–38.
46 Колчак, побывавший на о. Беннетта, нашел на нем лишь некоторые предметы, оставленные Толлем и его спутниками, и записку начальника экспедиции. Сам Толль и его товарищи бесследно исчезли в «чреве Арктики».
47 Труды Матисена в Арктике в 1900–1903 гг. были вознаграждены пожалованием ему 6 декабря 1903 г. ордена Св. Владимира 4 степени44. С 1 января 1904 г. Матисен был прикомандирован к Академии наук «для разработки материалов коллекций и карт»45.
44. Там же.

45. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 45.
48

Петербург – Ревель – Цусима – Манила – Владивосток

49 Обработка обширных материалов РПЭ требовала значительного времени, однако этому помешала начавшаяся 27 января 1904 г. Русско-японская война. Поэтому 15 марта того же года циркуляром ГМШ № 63 Матисен был назначен старшим вахтенным начальником на новейший крейсер 2-го ранга «Жемчуг» (командир – капитан 2-го ранга П. П. Левицкий)46, который еще достраивался на Невском заводе.
46. Там же. Л. 45 об.
50 В этот период у Матисена произошли перемены в личной жизни: 24 апреля 1904 г. его брак с Тамарой был расторгнут47. Она была назначена опекуном их сына Виссариона, в пользу которого с Матисена впоследствии по исполнительным листам Петроградского окружного суда № 4099 и 249 удерживались вычеты из денежного содержания48.
47. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 48 об.

48. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 1818. Л. 170.
51 С 1 июня по 4 августа 1904 г. Матисен находился в плавании в должности командира миноносца № 110 в составе отряда обороны побережья Финского залива, после чего вернулся на крейсер «Жемчуг» (уже пришедший в Кронштадт после ходовых испытаний) и через десять дней приказом командующего Второй эскадрой Тихого океана за № 23 был утвержден командиром 1-й роты крейсера49.
49. Там же. Л. 45 об.
52 27 сентября в Ревеле состоялся смотр эскадры, во время которого император Николай II побывал на «Жемчуге» и пожелал команде и офицерам «счастливого пути и благополучного возвращения». 2 октября 1904 г. Вторая эскадра под командованием вице-адмирала З. П. Рожественского отправилась на Дальний Восток.
53 14 мая 1905 г. Матисен, находясь на крейсере «Жемчуг», участвовал в Цусимском сражении50. В дневном бою «Жемчуг» получил 17 попаданий, причинивших повреждения дымовым трубам и, незначительные, корпусу корабля; погибли 12 человек, в том числе два офицера, около 30 человек получили ранения51.
50. Там же. Л. 48 об.

51. Аллилуев А. А., Богданов М. А. Крейсеры «Жемчуг» и «Изумруд». СПб.: ЛеКо, 2004. С. 55.
54 Присоединившись к отряду крейсеров под командованием контр-адмирала О. А. Энквиста, «Жемчуг» прибыл 21 мая для ремонта в Манилу, где корабли 25 мая 1905 г. были интернированы до окончания боевых действий.
55 Приказом командующего крейсерским отрядом от 10 октября 1905 г. Матисен был назначен старшим штурманом крейсера «Жемчуг»52. 14 октября корабль покинул Манилу и отправился во Владивосток, где вошел в состав Сибирской флотилии.
52. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 45 об.
56 Однако на родине «штормило»: Первая русская революция 1905–1907 гг. привела в движение не только народные массы, но и «нижних чинов» армии и флота. Во Владивостоке произошло несколько восстаний, в одном из них (январь 1906 г.) приняли участие и матросы крейсера «Жемчуг»53. После подавления восстания команда крейсера была разоружена и списана на берег, причем 402 моряка – с отданием под суд54.
53. Санкин Р. Эхо «Кровавого воскресенья» во Владивостоке // Дальневосточные ведомости. 8 февраля 2017 г. № 6 (919). С. 8.

54. Жемчуг (бронепалубный крейсер) // >>>> крейсер).
57 Неизвестно, какую роль играл в этих трагических событиях Матисен. Известно другое: 10 февраля 1906 г. в циркуляре ГМШ было объявлено, что Федор Андреевич награжден светло-бронзовой медалью в память Русскояпонской войны 1904–1905 гг.
58 Через два месяца, 10 апреля 1906 г., «высочайшим приказом» по морскому ведомству за № 178 Матисен был зачислен в штурманские офицеры 2-го разряда. В тот же день командир крейсера «Жемчуг» своим приказом за № 56 назначил его временно исполнять должность старшего офицера55.
55. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 46.
59 Для каждого морского офицера важной составляющей его деятельности являлось количество дней, которые подлежали внесению в послужной список для определения прав на получение вознаграждения за плавание при отставке. Благодаря ходатайству президента Академии наук великого князя Константина Константиновича перед морским министром А. А. Бирилевым от 4 декабря 1905 г.56 и последовавшей затем переписке, в которой также принял участие исправляющий должность командира Владивостокского порта капитан 1-го ранга барон В. Н. Ферзен (он 19 апреля 1906 г. аттестовал Матисена как «энергичного и способного офицера для самостоятельных поручений», просил занести ему в морской ценз 1067 дней и зачислить на оклад капитан-лейтенанта57), офицерам РПЭ в 1906 г. были определены дни для зачтения в морской ценз. Лейтенанту Матисену за плавание на яхте «Заря» под коммерческим флагом в составе РПЭ было зачтено:
56. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 3340. Л. 29–30.

57. Там же. Л. 34–34 об.
60 с 15 апреля по 21 сентября 1900 г. – 159 дней; с 11 августа по 21 сентября 1901 г. – 41 день; с 1 июля по 3 сентября 1902 г. – 64 дня; с 8 апреля по 24 июля 1903 г. – 107 дней.
61 Кроме того, «за производство береговых описей за время зимовок разновременно» Матисену были добавлены 74 дня. А всего зачислено 445 дней. При этом общее число дней его пребывания в РПЭ равнялось 97858.
58. Там же. Л. 21–21 об., 23, 27–28.
62 8 мая 1906 г. «высочайшим приказом» по морскому ведомству Матисен был зачислен на капитан-лейтенантский оклад. Однако вскоре он покинул крейсер «Жемчуг» и всю кампанию 1906 г. – с 1 июня по 30 октября – провел «в северном плавании» на транспорте «Алеут»59. При этом 26 июня командир Владивостокского порта приказом № 1185 назначил Матисена старшим штурманским офицером транспорта «Алеут», 6 июля командир транспорта приказом № 50 возложил на него исправление должности старшего офицера корабля, а 20 июля Матисен был утвержден в этой должности60.
59. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 52.

60. Там же. Л. 46.
63

На Балтике

64 3 ноября 1906 г. приказом командира Владивостокского порта Матисен был возвращен на Балтийский флот, в 18-й флотский экипаж. Надо полагать, что командование было довольно двухлетней службой Федора Андреевича на Дальнем Востоке, так как 6 декабря 1906 г., в день тезоименитства императора Николая II, он был удостоен ордена Св. Станислава 2-й степени.
65 29 декабря 1906 г. 34-летний Матисен был назначен командующим эскадренным миноносцем «Прозорливый» с переводом в 4-й флотский экипаж.
66 Первая половина 1907 г. оказалась для Федора Андреевича весьма удачной: 8 января приказом по морскому ведомству № 22 он был зачислен в штурманские офицеры 1-го разряда, 22 апреля произведен в капитаны 2-го ранга, а 1 июня награжден орденом Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом61 (это была награда за участие в Русско-японской войне).
61. Там же. Л. 46 об.
67 Кроме того, 27 июня 1907 г. было оформлено свидетельство Консистории за № 9357 о разрешении Федору Андреевичу вступить в брак62. В этот период (с 8 мая по 22 июля) Матисен, командуя «Прозорливым», находился в плавании в Балтийском море в составе Учебно-минного отряда63. 23 июля 1907 г. Матисен был назначен старшим офицером крейсера 1-го ранга «Диана», находившегося в вооруженном резерве, однако его служба в этом качестве продолжалась всего один месяц, так как 25 августа он был отправлен в командировку. Столь короткий срок пребывания Матисена на «Диане» объясняется тем, что его поведение поразило командира корабля капитана 1-го ранга П. В. Колюпанова настолько, что он уже на следующий день после убытия Матисена в Мариуполь, 26 августа, представил начальнику ГМШ секретный рапорт следующего содержания:
62. Там же. Л. 48 об.

63. Там же. Л. 52–52 об.
68 «Капитан 2-го ранга МАТИСЕН, как только был назначен старшим офицером на вверенный мне крейсер, обратил мое внимание полным незнанием не только строевой службы, но даже общепринятых военных приличий и порядков, которые усваиваются офицерами, прослужившими некоторое время, и входят до того в привычку, что даже в обществе от морского офицера можно услыхать «есть» вместо того, чтобы сказать хорошо, согласен, а этот штаб-офицер на приказание командира отвечает «хорошо» или «very goodДостаточно сказать, что он явился ко мне первый раз в кителе, даже без оружия, а когда я, через бывшего старшего офицера капитана 2-го ранга КОВЕССКОГО, ему передал, что так не являются, то он надел мундир с эполетами, и когда я лично ему сказал, что он и на этот раз одет не по форме, что для летнего времени существует особая форма одежды, капитан 2-го ранга МАТИСЕН был этим совершенно поражен и формы одежды не знал. Однажды я зашел в кают-компанию, где капитан 2-го ранга МАТИСЕН обратился ко мне с наивным вопросом – почему я пишу иногда на больших бланках, а иногда на малых. Стоявший тут же ревизор лейтенант БУТЛЕРОВ разъяснил ему его недоумение, но старший офицер нашел, что это предрассудок и делать этого не следует.
69 Пробывши две недели на крейсере, он, несмотря на мои понуждения, все рабочее время просиживает у себя в каюте, пиша какие-то соображения по открытию северного пути, и настолько не ознакомился с крейсером, что даже не знает расположения верхней палубы.
70 Однажды я потребовал его на полубак для некоторых указаний, где он обратился ко мне с просьбой об установке шпиля на полубаке, для которого он видит отличное место с возвышением; а когда я ему высказал тут же и порицание и разъяснил ему, что это возвышение сделано для 6’’ пушки, которая снята, то он ответил: «ах, это для пушки». Наконец, в последний раз, получив предписание отправиться в командировку в г. Мариуполь и о дне отъезда донести, он после общего завтрака ушел с крейсера, никаких распоряжений не сделав, больше на крейсер не являлся и прислал мне прилагаемую при сем телеграмму.
71 Донося Вашему Превосходительству в кратких словах степень неподготовленности капитана 2-го ранга МАТИСЕН, я покорнейше прошу его списать, дав подходящее по его способностям назначение. Он прошел всю службу вне строя, винить его в этом не за что, он, вероятно, хороший штурман и принесет огромную пользу в гидрографии, которою он занимается с любовью, но на палубе военного корабля он положительно немыслим, в особенности в такое смутное время. Его команда никогда не видит, он не умеет ей руководить даже в то время, когда по численности она ничтожна. Что же будет с полным числом?
72 Я еще раз осмеливаюсь просить Ваше Превосходительство обратить на мое ходатайство внимание, не дав почувствовать капитану 2-го ранга МАТИСЕН его непригодность к строю, потому что он в строю не служил. Копия телеграммы капитана 2-го ранга МАТИСЕН от 25-го августа 1907 года. Крейсер «Диана». Командиру КОЛЮПАНОВУ. Выехал командировку. Подписал Матисен»64.
64. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 3. Д. 212. Л. 13–15.
73 Уже 11 сентября 1907 г. был подписан циркуляр ГМШ о переводе Матисена в 6-й флотский экипаж с прикомандированием к Главному гидрографическому управлению (ГГУ)65.
65. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 47.
74 В Петербурге Федор Андреевич был привлечен к работе комиссии под руководством адмирала В. П. Верховского для изучения условий плавания Сибирским морским путем. В работе комиссии принимали участие исправляющий должность начальника ГГУ генерал-майор Корпуса флотских штурманов А. И. Вилькицкий (позднее он фактически возглавил комиссию), полярные ученые, офицеры Коломейцев и Колчак и другие лица.
75 В результате подробного изучения вопроса комиссия предложила исследовать Сибирский морской путь с помощью двух ледоколов66. Уже 16 ноября 1907 г. предписанием ГМШ за № 26691 капитан 2-го ранга Матисен был назначен наблюдающим за постройкой на Невском судостроительном заводе двух ледоколов для Гидрографической экспедиции в Северный Ледовитый океан, а через полгода, 29 мая 1908 г., – командиром строившегося транспорта «Таймыр»67.
66. Богданов К. А. Адмирал Колчак. СПб.: Судостроение, 1993. С. 37.

67. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 47.
76 После завершения строительства Матисен 24 сентября 1909 г. был назначен командиром «Таймыра»68, который вместе с транспортом «Вайгач» (командир – капитан 2-го ранга Колчак) отправился в плавание на Дальний Восток.
68. Там же. Л. 52 об.
77 Однако уже в Северном море во время шторма кочегары «Таймыра» спустили воду из котлов, отчего просели топки. Авария потребовала двухмесячного ремонта в Гавре69. Она послужила основанием для отзыва Матисена в Петербург. 15 февраля 1910 г. «высочайшим приказом» по морскому ведомству за № 64/96 он был отчислен от должности командира транспорта «Таймыр». 4 марта того же года Матисен покинул транспорт70 и отправился в Россию.
69. Богданов. Адмирал Колчак… С. 38.

70. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 47, 52 об.
78

«Ссылка» на Амур

79 «Высочайшим приказом» по морскому ведомству за № 149/970 от 5 апреля 1910 г. капитан 2-го ранга Матисен был назначен командиром речной канонерской лодки «Ураган»71 Амурской речной флотилии. По сути, это была ссылка для офицера, не оправдавшего доверия высшего командования.
71. Там же. Л. 47.
80 Основу флотилии составляли восемь канонерских лодок, построенных в 1907–1909 гг. Балтийским судостроительным заводом и собранных в поселке Кокуй Читинской губернии, которые являлись самыми мощными и совершенными речными кораблями в мире для своего времени. В их числе был и «Ураган». Также в состав флотилии входили 10 канонерских лодок с малым углублением («Бурят», «Орочанин» и др.), построенные на Сормовском заводе и собранные в Сретенске. Все они вступили в строй в 1910 г. Флотилия базировалась в Осиповском затоне под Хабаровском72.
72. Подробнее см.: Похитонов П. П., Чапыгин В. П. Из истории постройки Амурской флотилии // >>>> .
81 Неизвестно, когда Матисен прибыл в Благовещенск. В послужном списке указано, что с 24 августа по 16 ноября 1910 г. он находился «в вооруженном резерве на башенной лодке “Ураган” сам командиром»73. И в кампанию 1911 г. (с 5 апреля по 26 сентября) Матисен командовал лодкой «Ураган». Впоследствии, оставаясь командиром «Урагана», он плавал на канонерских лодках «Вотяк», «Сибиряк» и «Орочанин» (1912), в 1913–1914 гг. – исправлял должность начальника отряда Амурской флотилии в Благовещенске74.
73. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 2567. Л. 52 об.

74. РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 12. Д. 190. Л. 2 об.
82 В этот период, а именно 2 августа 1914 г., скончалась бывшая супруга Матисена – Тамара. Ко времени кончины у «бракоразведенной жены лейтенанта флота Тамары Павловны Матисен» была двухлетняя дочь Серафима Виссарионова, которая прожила без матери всего неделю и 10 августа скончалась (по полицейскому свидетельству она числилась как Серафима Доминиковна Лядковская, дочь дворянина)75.
75. ЦГИА СПб. Ф. 19. Оп. 127. Д. 3016. Л. 559 об.–560.
83 Очевидно, Федор Андреевич после окончания кампании 1914 г. ездил за сыном, так как с 15 декабря 15-летний Виссарион находился при нем в Благовещенске. В связи с этим 19 декабря 1914 г. Матисен подал рапорт начальнику Амурской речной флотилии с просьбой о возвращении ему исполнительных листов, представив удостоверение полицейского надзирателя 5-го участка.
84 20 декабря 1914 г. Амурское областное по опекунским делам присутствие в составе председателя, члена Благовещенского окружного суда А. Г. Никольского и членов: мирового судьи 1-го участка Благовещенского окружного суда В. И. Журавлева и столоначальника канцелярии военного губернатора Амурской области Петрова, выслушав прошение несовершеннолетнего Виссариона Матисена о назначении над ним попечителя, постановило назначить «попечителем над Виссарионом Федоровым Матисеном» начальника отряда Амурской речной флотилии капитана 2-го ранга Ф. А. Матисена «как удовлетворяющего требованиям, указанным в ст. 256 ч. I т. X зак[онов] гр[ажданских], коему и выдать указ»76.
76. РГАВМФ. Ф. 417. Оп. 4. Д. 1818. Л. 170–174. Дальнейшая судьба Матисена неизвестна.
85 Что касается исполнительных листов, то решение о прекращении денежных вычетов с Матисена с 1 января 1915 г. было принято помощником начальника ГМШ свиты его величества контр-адмиралом графом А. Ф. Гейденом только после положительного заключения помощника юрисконсульта Морского министерства в апреле 1915 г.77
77. Там же. Л. 169 об., 176–179.
86 22 марта 1915 г. Матисен был произведен в капитаны 1-го ранга «за отлично-ревностную службу и особые труды, вызванные обстоятельствами настоящей войны, со старшинством с 1 января»78. С 5 апреля ему было установлено прибавочное жалованье за первые пять лет службы в отдаленной местности – 281 руб. 25 коп.79
78. РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 12. Д. 190. Л. 12.

79. Там же. Л. 2 об.
87 В 1916 г. между начальником Амурской речной флотилии и ГМШ произошла переписка по поводу отчисления Матисена от должности командира «Урагана». При этом сам он просил оставить его в этой должности до утверждения штатной должности начальника Благовещенского отряда Амурской флотилии. В Петербурге сочли возможным оставить Матисена командиром канонерской лодки «в целях предоставления ему возможности приобрести право на получение вознаграждения за командование судами»80.
80. Там же. Л. 8–11.
88 С 6 апреля по 7 октября 1916 г. он находился в плавании по реке Амуру, а затем – по 7 ноября – в вооруженном резерве81.
81. РГАВМФ. Ф. 406. Оп. 9. Д. 567. Л. 60 об.
89 После Февральской революции, 4 апреля 1917 г., Матисен был отчислен от должности командира речной канонерской лодки «Ураган» с зачислением в резерв чинов Морского министерства82.
82. РГАВМФ. Ф. 873. Оп. 12. Д. 190. Л. 3.
90

Рекогносцировочная экспедиция к устью реки Лены в 1919 г.

91 Где находился Матисен с весны 1917 г. неизвестно. Однако известно, что 24 июня 1919 г., т. е. в разгар Гражданской войны, он прибыл из Англии во Владивосток. В этот же день командующий Морскими силами на Дальнем Востоке получил телеграмму от морского министра Омского правительства («Верховным правителем России» с ноября 1918 г. был бывший подчиненный Матисена по РПЭ Колчак), сообщавшую об организации рекогносцировочной экспедиции в устье реки Лены для изучения возможности доставки туда грузов из Владивостока по Северному морскому пути и о необходимости командировать подходящее лицо для руководства ею. 27 июня 1919 г. Матисену было предложено возглавить экспедицию, он согласился и вечером 30 июня на экспрессе убыл в Иркутск, куда и приехал 5 июля83. Вечером того же дня состоялось совещание заинтересованных в экспедиции лиц: директора Средне-Сибирского отделения Института исследования Сибири В. Б. Шостаковича, профессора Иркутского университета Н. Д. Миронова84, за начальника Ленско-Байкальского округа путей сообщения инженера В. Д. Колпакова, главноуправляющего приисками Ленского золотопромышленного товарищества инженера А. П. Малоземова, представителя Лензолота присяжного поверенного А. Н. Переломова, представителя съезда золотопромышленников Горячева и представителей пароходства, работавшего на реке Лене, Лури и Глотова.
83. Матисен Ф. А. Экспедиция к устью реки Лены в связи с использованием Северного морского пути. Краткий отчет начальника экспедиции с тремя листами карт. Иркутск, 1921. С. 5–6.

84. В июле – августе 1917 г. – начальник контрразведки Петроградского военного округа.
92 Сборы и некоторые осложнения в ассигновании Комитетом Северного морского пути85 100 000 руб. на экспедицию задержали Матисена в Иркутске до 20 июля, после чего на почтовых лошадях он выехал в Жигалово, куда прибыл через 2,5 дня, преодолев 378 верст. Затем на пароходе «Верхоленец» он дошел до Усть-Кута. Там он пересел на почтовый пароход «Работник», на котором за 11 дней прошел 2056 верст до Якутска, куда прибыл в ночь с 1 на 2 августа. В Якутске Матисен провел три дня, в течение которых встретил своих бывших сотрудников по РПЭ – Стрижева и И. И. Торгерсена, норвежского подданного, бывшего матроса парохода «Лена».
85. Комитет Северного морского пути при правительстве А. В. Колчака был создан 23 апреля 1919 г.
93 Этот пароход впервые приходил в Якутск еще с экспедицией Н. А. Э. Норденшельда (на «Веге») в 1878 г. Впоследствии он был приобретен фирмой Громовой. Именно на нем и предстояло следовать далее в устье реки Лены. Пароход «Лена» (капитан – Н. С. Горовацкий) был небольшим винтовым железным судном грузоподъемностью 1500 пудов. Кроме капитана и его помощника команду «Лены» составляли 22 человека: два лоцмана-якута, четыре штурвальных, три машиниста, три кочегара, восемь матросов и две поварихи. Одним из лоцманов на «Лене» был «энергичный якут Богатырев», который еще в 1902 г. служил на этом судне матросом и выходил на нем в море в бухту Тикси за вернувшимися из полярного плавания на «Заре» членами РПЭ.
94 5 августа 1919 г. Матисен отправился на «Лене» от Осенней пристани, находившейся в восьми верстах выше по течению от Якутска86.
86. Матисен. Экспедиция к устью реки Лены… С. 9–15.
95 6 августа он осмотрел свинцовый завод на правом берегу реки Алдан (притока Лены), где на баржу, буксируемую «Леной», был загружен «большой груз чая», доставленный морем через Аян. 10 августа «Лена» пришла в Жиганск (900 верст от Якутска и 700 – от Булуна), ниже и выше которого на десятки верст по левому берегу Лены тянулись обнажения пластов каменного угля. После погрузки на «Лену» 25 саженей дров, а на баржу – 100 саженей, оба судна были обеспечены топливом на две недели пути. На рассвете 13 августа путешественники прибыли в Булун, где, в частности, находилась могила кочегара с яхты «Заря» Трофима Носова, трагически погибшего при возвращении из РПЭ87.
87. Там же. С. 16–19.
96 14 августа после разгрузки баржи «Лена» отправилась дальше. Оставив баржу у острова Столбового, перед входом в Оленекскую протоку, «Лена» 15 августа направилась в Быковскую протоку. С этого дня начался фрахт парохода исключительно для целей экспедиции.
97 Идти на «Лене» по извилистому руслу устья Лены, изобилующему мелями, было трудно, так как на судне не было даже морского компаса. Взятые на всякий случай два спиртовых шлюпочных компаса, оставшиеся от снаряжения яхты «Заря» и окруженные на мостике массами железа, «показывали вразброд совершенно фантастические направления»88.
88. Там же. С. 26.
98 От мыса Быкова «Лена» направилась по западной Быковской протоке. «Прислушиваясь к наметчику, беспрерывно дававшему глубины, уклоняясь то вправо, то влево, пароход все время лавировал среди отмелей, точно во льдах», – впоследствии сообщал в своем отчете Матисен89.
89. Там же.
99 В Быковском селении путешественники обнаружили имущество Главного гидрографического управления, частично расхищенное «жителями этой пустыни». С трудом преодолев в течение двух часов обширную мель, запиравшую выход из Быковской протоки (при этом впереди «Лены» шла шлюпка с промером глубин, и Матисен считал эту часть пути самой тяжелой), пароход вышел на глубины Средней протоки и смог выбраться по ней в море. Вот какая картина предстала перед путешественниками:
100 «На горизонте к востоку были видны отдельные подозрительные льдины, должно быть, сидящие на мели. Впереди по курсу от мыса Мостах к острову Мостах-ары и против них в море тянулись белые полосы разбитого льда; издали они казались непроходимым барьером. К 5 часам совершенно заштилело; поверхность моря была как зеркало. Берега, лед, вода и отдаленные горы приняли причудливые формы от сильной рефракции. Вдали на юго-запад показались Караульные Камни, опрокинутые на небе как две пирамиды, соединенные вершинами одна над другой. Никогда раньше, ни в одной стране, мне не приходилось наблюдать такой необыкновенной рефракции. Все берега, горы, возвышенности, мысы точно как в зеркале отражались на небе в опрокинутом виде; лед проектировался на горах как спускающиеся к морю ледники; вода отражалась на вершинах гор, и все вместе придавало полярному ландшафту фантастическую, замечательно красивую картину»90.
90. Там же. С. 27.
101 Пользуясь картой бухты Тикси, «Лена» с трудом прошла между мысом и островом Мостах в бухту. С приближением к берегам причуды рефракции стали пропадать. На острове Бруснева стали заметны знаки: старый, установленный Брусневым в 1902 г., и новый, большой, возведенный на середине острова экипажем «Вайгача» в 1912 г. В глубине бухты виднелись смутные очертания яхты «Заря». «Грустное, тяжелое впечатление производит сгоревший, искалеченный, беспомощный корабль», – отметил в своем отчете Матисен91. Он считал, что «Заря», корпус которой был занесен песком, может еще сослужить последнюю службу, став отличным устоем для сооружения временной пристани.
91. Там же. С. 30.
102 Погрузив сохранившееся на борту «Зари» оборудование на «Лену», ее капитан направил судно в обратный путь. Поднявшийся противный ветер поднял уровень воды в бухте и сыграл свою положительную роль: хотя, выйдя в море, «Лена» была вынуждена стать на якорь из-за тумана, тем не менее она 80 миль от «Зари» до Быкова мыса прошла снова за 8 час., не считая остановки у Быковского селения. 18 августа в 5 час. утра «Лена» подошла к борту ожидавшей ее на отстое у острова Столбового баржи «Белка», и команда стала грузить дрова для нового плавания. Так успешно была завершена рекогносцировка дельты реки Лены до бухты Тикси, будущей разгрузочной гавани для морских судов92.
92. Там же. С. 31–32.
103 В этом плавании Матисен осмотрел еще Оленекскую и Туматскую протоки, посетил Американскую гору, где он и его спутники поправили помост и укрепили крест на месте гибели моряков экспедиции Дж. Де-Лонга93.
93. Там же. С. 37–38.
104 В течение сентября 1919 г. «Лена» вновь совершала плавания до Булуна, собирая рыбу «с песков» или доставляя грузы в дальние селения.
105 26 сентября на почтовом пароходе «Пермяк» Матисен отправился из Якутска в Киренск, где задержался до 16 октября из-за военных действий в районе Усть-Кута. Затем на казенном пароходе «Киренск» он смог к 23 октября добраться до Жигалова, откуда в течение недели экспедиция следовала на лошадях в Иркутск, куда и прибыла 30 октября 1919 г.94
94. Там же. С. 42.
106 Спустя более полувека в своих воспоминаниях (1972) ветеран Ленского речного пароходства капитан Н. С. Горовацкий так вспоминал о Матисене:
107 «Федор Андреевич был немного выше среднего роста, среднего телосложения, шатен, глаза серые. В обращении всегда был вежлив, выдержан. Увлекался природой, особенно птицами»95.
95. Цит. по: Михайлова Н. Н. Земля и корни. Воспоминания. Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2007. С. 23 (см. также: >>>> ).
108

Отчет экспедиции к устью реки Лены в связи с использованием Северного морского пути в 1919 г., титульный лист

109

Карта бухты Тикси, составленная по указаниям капитана 1-го ранга Ф. А. Матисена, 1919 г.

110 О своей рекогносцировочной экспедиции к устью реки Лены Матисен, находясь в Иркутске, делал сообщения дважды: 15 ноября 1919 г. – на общем собрании членов Института исследования Сибири и 6 декабря – на общем собрании членов Географического общества. В своем сообщении он не только сформулировал десять положений по результатам этой экспедиции, но и сообщил план действий для осуществления товарообмена морским путем через дельту Лены. Матисен считал, что все предприятие должно разделяться на три самостоятельные части, руководимые одним лицом, для установления согласованности в сроках и единства цели: – продолжение работ по съемке Быковской протоки от мыса Быкова до острова Столбового, дополнительный промер фарватера между этими пунктами и обстановка фарватеров баканами и створными знаками; – доставка грузов восточным северо-[восточным] морским путем в бухту Тикси; – выгрузка пароходов и вывоз грузов из бухты Тикси к острову Столбовому и дальше вверх по реке на баржах ручными пароходами96.
96. Матисен. Экспедиция к устью реки Лены… С. 43.
111 Далее Матисен детализировал каждую часть плана, который предложил реализовать уже в следующем году. Он резюмировал: «Надо верить в успех, надо желать его, и тогда цель будет достигнута»97. В заключение своего сообщения Федор Андреевич указал на следующее:
97. Там же.
112 «Новые торговые пути и рынки имеют громадное значение в жизни страны. Товарообмен и всецело связанная с ним промышленность определяют уклад жизни государств и народов, порождают даже войны и социальные проблемы. Разрешением нашей задачи – открытием и использованием восточного северного морского пути – мы заложим прочный устой в фундамент, на котором построится будущая жизнь и развитие Сибири»98.
98. Там же. С. 48.
113

Вторая речная экспедиция к устью реки Лены в 1920 г.

114 4 января 1920 г. Верховный правитель адмирал Колчак передал «всероссийскую власть» генералу А. И. Деникину99, и вскоре власть в Сибири оказалась в руках большевиков. Они взяли на учет большинство колчаковских офицеров, многие были арестованы, в том числе и Матисен.
99. А. В. Колчак. 1874–1920. Сборник документов… Т. 2. С. 477–478.
115 Однако новая власть, как и бывшая белая, рассчитывала использовать Северный морской путь как транспортную магистраль для снабжения Сибири. Поэтому 4 мая 1920 г. в Москву, в штаб командующего морскими силами, была направлена телеграмма, подписанная уполномоченным Наркомата путей сообщения по водному транспорту Шевченко, уполномоченным по формированию Сибирской военной флотилии М. Н. Поповым и комиссаром флотилии Л. П. Лукашевичем о необходимости оставления в распоряжении управления водного транспорта бывших военных моряков капитана 1-го ранга Матисена, назначенного начальником экспедиции, и бывшего старшего лейтенанта Н. И. Евгенова, назначенного начальником описной и обстановочной партиями «ввиду их прежних работ в полярных областях Сибири, их практического стажа и невозможности их заменить…»100.
100. РГАВМФ. Ф. Р-1. Оп. 3. Д. 675. Л. 13–14.
116 Целью посылки в 1920 г. экспедиции к устью Лены являлось гидрографическое обследование, съемка и по возможности ограждение Быковской протоки в дельте реки Лены – непосредственно к западу от Быкова мыса, южного мыса при входе в протоку с моря, до урочища Тууру, расположенного на расстоянии около 25 верст от него вверх по реке. Кроме того, в первоначальный план экспедиции входила разработка угольных месторождений близ Жиганска, сплав добытого угля в бухту Тикси, которая намечалась как удобная закрытая бухта для перегрузки товаров с судов, приходящих с моря, на речные суда и наоборот. В связи с планом доставки угля в бухту Тикси для экспедиции возникла и другая задача: найти удобный фарватер из Быковской протоки к бухте Тикси среди многочисленных отмелей бара и оградить его соответствующими знаками или бочками-баканами. Кроме того, следовало пополнить промер самой бухты, определить рельеф берегов, ее окружающих, сделать подробную съемку и промер находящейся в ней бухты Булункан, которая должна была стать местом надежного отстоя для речных барж и пароходов во время пребывания их в бухте Тикси.
117

Участники Ленской экспедиции, в белой фуражке – Ф. А. Матисен, 1920 г.

118 Экспедиция была снаряжена Водотрансом под руководством Матисена. В его подчинении находились политкомиссар В. Н. Колычев, технический персонал съемочно-описной, обстановочной и угольной партий, два боцмана и несколько рабочих. Экспедиция выехала из Иркутска 20 мая и 3 июня прибыла в Якутск. Там было получено распоряжение об отмене доставки угля из Жиганского района в бухту Тикси, но предлагалось произвести геологическое обследование районов известных месторождений каменного угля на Нижней Лене, а также рекогносцировку возможного местонахождения его близ бухты Тикси. В связи с этим угольная партия экспедиции была упразднена101. Там же, в Якутске, окончательно сформировался состав экспедиции: Матисен, Колычев, заведующий партиями Евгенов, четыре лица технического персонала и 23 рабочих.
101. Колычев В. Н. Краткий доклад о работах экспедиции к устью реки Лены в 1920 году // РГАВМФ. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 780. Л. 37. Участники Ленской экспедиции, в белой фуражке – Ф. А. Матисен, 1920 г.
119 16 июня экспедиция на барже «Внучка» двинулась вниз по реке вместе с рыбным караваном, который повел пароход «Лена». По пути в состав экспедиции был включен бывший рулевой парохода «Лена» якут А. Величкин, который сообщил, что в 1903 г. в бухте Тикси случайно открыл каменный уголь, местоположение которого хорошо запомнил.
120 По приходе в Булун экспедицией была восстановлена деятельность метеорологической станции, бездействовавшей с 1917 г., а также были приняты меры к восстановлению водомерного поста.
121 28 июня – 1 июля «Внучка» находилась в отстое у острова Столб, где была вычислена его высота (54 сажени) и произведена съемка небольшого участка. Утром 2 июля «Лена», завершившая развозку рыбаков по протокам Лены, вместе с «Внучкой» отправилась по Быковской протоке к урочищу Тууру. В самом начале протоки была высажена партия для производства мензульной съемки «матерого» (южного) берега. Так было положено начало работ экспедиции. 4 июля «Внучка» пришла к острову Дашка, где и стала базой экспедиции. Отсюда на пароходе «Лена» и на шлюпках под веслами или парусами отправлялись небольшие партии в разные пункты, где проводились работы продолжительностью от одних суток до двух-трех недель. Одной из первых экскурсий в бухту Тикси, еще не освободившуюся ото льда, руководил лично Матисен. В период с 9 по 15 июля он в сопровождении «политкома» Колычева, якута Величкина и одного из рабочих на шлюпке, с большим трудом перетащенной через перешеек, проник в бухту Тикси, где и был обнаружен уголь в оврагах и скатах невысоких холмов правого берега речки Сого, впадающей в залив того же названия, расположенный в углу бухты Тикси102.
102. РГАВМФ. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 780. Л. 38–38 об.
122 В последующие 40 суток экспедицией были построены и установлены знаки для триангуляции, выполнены топогеодезические и промерные работы (в том числе морской промер в бухте Тикси), исследован фарватер вдоль материкового берега, на приметных мысах у входа в бухту установлены большие опознавательные знаки, все промеренные фарватеры были обставлены створами, Евгенов обследовал угольный пласт в бухте Тикси.
123 26 августа баржа «Внучка» на буксире «Лены» от острова Дашка перешла к острову Столб. Там баржа была поставлена на отстой, а промерная партия на пароходе «Лена» отправилась в Быковскую протоку для промера по линии фарватера и оборудовании ее створами и перевальными столбами. К 1 сентября эта работа была завершена, после чего «Лена» приступила к сбору рыбы у рыбаков. Пользуясь этим, участники экспедиции произвели в Трофимовской и Оленекской протоках рекогносцировочные съемки и промеры.
124 6 сентября пароход «Лена» и баржа «Внучка» отправились в обратный путь. По дороге на Булун и в Булуне был произведен промер поперечного профиля реки, что после определения ширины и поверхностного течения могло дать приблизительную величину расхода воды в реке в осеннюю малую воду. 13 сентября в Булуне была проверена работа метеорологической станции, а также поставлены и пронивелированы сваи водомерного поста103.
103. Там же. Л. 39–40.
125 В период экспедиции Матисен ежедневно, начиная с 20 мая 1920 г., вел регулярные дневниковые записи. Однако с 27 июля по 1 августа записей не было, со 2 по 10 августа они были весьма короткими, а затем и совсем прекратились. Все это свидетельствует о болезни Матисена, который на втором этапе работ экспедиции не принимал в ней участия. Лишь на последних листах дневника он попытался подвести общие итоги экспедиционных работ, использовав сведения, полученные от Ю. Д. Чирихина и Н. И. Евгенова104.
104. Этот дневник хранился у Н. И. Евгенова и впоследствии оказался в Российском государственном архиве экономики (Ф. 579. Оп. 1. Д. 5. 62 л.).
126 6 октября 1920 г. в штаб Сибирской военной флотилии (село Лиственичное) пришла телеграмма от комиссара Колычева о прибытии экспедиции в Якутск и о дальнейшем следовании в Иркутск105. В своем кратком докладе о работах экспедиции Колычев106 отмечал, что экспедицией произведена инструментальная съемка на протяжении 213 верст, маршрутная – 70 верст, измерено 7000 глубин, пройдено «рекогносцировочной съемкой с промером» около 120–130 верст по Трофимовской протоке и около 100 верст по Оленекской протоке, построено свыше 60 различного рода знаков и столбов107.
105. РГАВМФ. Ф. Р-418. Оп. 1. Д. 14. Л. 74 об.

106. Приказом № 32 Командующего Сибирской военной флотилией от 3 февраля 1921 г. комиссар В. Н. Колычев был освобожден от занимаемой должности с зачислением в резерв политотдела Сибирской флотилии с 1 февраля (РГАВМФ. Ф. Р-418. Оп. 1. Д. 36). В 1924–1948 гг. он служил в подразделениях Гидрографической и Гидрометеорологической служб Каспийской флотилии, в 1943–1946 гг. – начальник базовой гидрометеостанции в порту Пехлеви (Иран). Подполковник административной службы (1943) (Филиал Центрального архива Министерства обороны. Ф. 4742. Д. 36201. Л. 1, 9–10).

107. РГАВМФ. Ф. Р-1. Оп. 2. Д. 780. Л. 42 об.
127 Работы 1920 г. выявили необходимость продолжения исследований в районе устья Лены. В следующем году руководство экспедицией было поручено Евгенову108.
108. Евгенова Н. Н. Студеные вахты (воспоминания об исследователе Арктики). СПб.: Нестор-История, 2006. С. 54–55.
128

Кончина

129

Военмор Ф. А. Матисен, 1921 г.

130 5 марта 1921 г. приказом старшего морского начальника Иркутска и начальника временной базы особого назначения при Сибирской военной флотилии В. М. Шульгина военморы Матисен и Чирихин были отправлены в командировку в г. Горячинск для осмотра состояния парохода «Ангара»109, затертого во льдах на Байкале еще в начале зимы110.
109. РГАВМФ. Ф. Р-418. Оп. 1. Д. 7а. Л. 4.

110. РГАВМФ. Ф. Р-418. Оп. 1. Д. 41. Л. 54.
131 Впоследствии Матисен находился в длительной командировке в Дальневосточной республике111. В декабре 1921 г. он вернулся в Иркутск и предполагал ехать в Петроград, чтобы продолжить научную работу, но заболел сыпным тифом и 23 декабря скончался во 2-м советском госпитале в Иркутске.
111. Евгенова. Студеные вахты… С. 55. Документов об этой командировке не удалось найти ни в РГАВМФ, ни в Российском государственном историческом архиве Дальнего Востока.
132 25 декабря 1921 г. Федор Андреевич был похоронен на Иерусалимском кладбище. В некрологе было указано:
133 «Преждевременная смерть увела в могилу незаурядного, сильного человека, научная и практическая деятельность которого были бы так необходимы медленно выходящей из экономического кризиса России»112.
112. Лев Ст-ко. Некролог и объявление о похоронах Ф. А. Матисена // Власть труда (газета). 25 декабря 1921 г. № 534–540.
134

Гидрографическое судно «Федор Матисен»

135 Могила Матисена не сохранилась, так как в 1957 г. на территории бывшего Иерусалимского кладбища был устроен Центральный парк культуры и отдыха (в 2018 г. вместо него учрежден историко-мемориальный комплекс «Иерусалимская гора»).
136 Имя Федора Андреевича Матисена носит нунатак113 на Шпицбергене, а в Карском море – пролив в архипелаге Норденшельда и мыс на острове Подкова в шхерах Минина114.
113. Нуната́к (гренл. nunataaq) – полностью окруженный льдом скалистый пик, горный гребень или холм, выступающий над поверхностью ледникового покрова или горного ледника.

114. Масленников Б. Г. Морская карта рассказывает. 2-е изд. М.: Воениздат, 1986. С. 140–141.
137 В 1976 г. его именем было названо гидрографическое судно, которое более 30 лет находилось в составе Гидрографического предприятия Минтранса России и работало в арктических морях.
138 Автор благодарит за помощь в поиске материалов директора Российского государственного архива экономики Е. А. Тюрину, директора Российского государственного исторического архива Дальнего Востока А. А. Торопова и главного специалиста Центрального государственного исторического архива Санкт-Петербурга кандидата исторических наук А. Г. Румянцева.

References

1. Abramenko, L. (2020) Istoriia semʼi admirala A. V. Kolchaka vo Frantsii [The History of Admiral A. V. Kolchak’s Family in France]; Kolchak, S. Vospominaniia. Stikhi [Memoires. Poetry]. Moskva: Vikmo-M.

2. Alliluev, A. A., and Bogdanov, M. A. (2004). Kreisery “Zhemchug” i “Izumrud” [Cruisers Zhemchug and Izumrud]. Sankt-Peterburg: LeKo.

3. Bogdanov, K. A. (1993) Admiral Kolchak [Admiral Kolchak]. Sankt-Peterburg: Sudostroenie.

4. Evgenova, N. N. (2006) Studenye vakhty (vospominaniia ob issledovatele Arktiki) [The Icy Watches (Memoires about the Arctic Explorer)]. Sankt-Peterburg: Nestor-Istoriia.

5. Maslennikov, B. G. (1986) Morskaia karta rasskazyvaet. 2-e izd. [The Nautical Chart Tells. 2nd ed.]. Moskva: Voenizdat.

6. Matisen, F. A. (1903) Otchet leitenanta F. A. Matisena o plavanii iakhty “Zaria” v navigatsiiu 1902 goda i o vozvrashchenii ekipazha ee v Iakutsk [Lieutenant F. A. Matisen’s Report on the Voyage of the Yacht Zarya during 1902 Navigation and on Its Crew’s Returning to Yakutsk], Izvestiia Imperatorskoi akademii nauk, vol. 18, no. 3, pp. 65–89.

7. Matisen, F. A. (1921) Ekspeditsiia k ustʼiu reki Leny v sviazi s ispolʼzovaniem Severnogo morskogo puti. Kratkii otchet nachalʼnika ekspeditsii s tremia listami kart [The Expedition to the Mouth of the Lena River in Connection with the Use of the Northern Sea Route. A Brief Report of the Head of the Expedition, with Three Map Sheets]. Irkutsk.

8. Mikhailova, N. N. (2007) Zemlia i korni. Vospominaniia [The Land and the Roots. Memoirs]. Irkutsk: Izdatelʼstvo IrGTU.

9. Orlova, Iu. G. (ed.) (2021) A. V. Kolchak. 1874–1920. Sbornik dokumentov. V 2 t. [A. V. Kolchak, 1874–1920. A Collection of Documents. In 2 vols.]. Sankt-Peterburg: Russko-Baltiiskii informatsionnyi tsentr “BLITs”.

10. Sankin, R. (2017) Ekho “Krovavogo voskresenʼia” vo Vladivostoke [The Echo of “Bloody Sunday” in Vladivostok], Dalʼnevostochnye vedomosti, 8 fevralia, no. 6 (919), p. 8.

11. Siniukov, V. V. (2004) Aleksandr Vasilʼevich Kolchak: ot issledovatelia Arktiki do Verkhovnogo pravitelia Rossii [Alexander Vasilyevich Kolchak: From Arctic Explorer to Supreme Ruler of Russia]. Moskva: ZAO “KnoRus” and OOO “Korvet”.

12. St-ko, L. (1921) Nekrolog i ob”iavlenie o pokhoronakh F. A. Matisena [The Obituary and Announcement of F. A. Matisen’s Funeral], Vlastʼ truda (gazeta). December 25, no. 534–540.

Comments

No posts found

Write a review
Translate