Fokin, S. I. Unforgotten Life. Vladimir Timofeyevich Shevyakov (1859–1930) (Moscow, 2021), ISBN 978-5-907372-57-3
Table of contents
Share
QR
Metrics
Fokin, S. I. Unforgotten Life. Vladimir Timofeyevich Shevyakov (1859–1930) (Moscow, 2021), ISBN 978-5-907372-57-3
Annotation
PII
S020596060017432-7-1
Publication type
Review
Status
Published
Authors
Tatiana Uliankina 
Affiliation: Vavilov Institute of History of Science and Technology RAS
Address: Moscow, Ul. Baltiyskaya, 14
Pages
775-779
Abstract

    

Received
14.12.2021
Date of publication
14.12.2021
Number of purchasers
6
Views
861
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Новая книга известного петербургского историка науки, доктора биологических наук С. И. Фокина посвящена созданию подробной научной биографии Владимира Тимофеевича Шевякова – ученого зоолога-протистолога с мировым именем, не имевшего себе равных в России конца XIX – начала XX в. в своей области исследований. Шевяков – один из создателей университетской системы преподавания зоологии беспозвоночных, основатель отечественной протозоологической научной школы, доктор зоологии (1896), доктор философии Гейдельбергского университета (1889), член-корреспондент Императорской Санкт-Петербургской академии наук (1908), Российской академии наук и Академии наук СССР, профессор Императорского Санкт-Петербургского университета (1894–1911), Женского педагогического института (1912–1918), Омского сельскохозяйственного института (1918–1919), Иркутского государственного университета (1920–1930), а позднее директор Биолого-географического НИИ этого же университета (1928–1930).
2 Благодаря своим исследованиям ученый был признан во многих странах мира одним из крупнейших протистологов XIX–XX вв. Многие труды Шевякова по биологии, морфологии, фаунистике и зоогеографии простейших, классификации инфузорий и радиолярий-акантарий даже спустя столетие сохраняют свое большое научное значение и научную новизну. По данным автора книги, Шевяков описал два отряда, свыше 20 родов и около 50 новых видов инфузорий, а также множество видов, родов, семейств и отрядов радиолярий. В честь ученого названо несколько видов простейших.
3 В России Шевяков был не только академическим ученым, но и известным государственным деятелем – товарищем министра народного просвещения (1911–1917), сенатором (1917), при жизни был отмечен высокими государственными наградами: был кавалером орденов Св. Анны (I-ой степени), Св. Владимира (II-ой и III-ой степени), Св. Станислава (II-ой и III-ой степени), имел гражданский чин действительного статского советника (с 1910 г.), соответствовавший чину генерал-майора в армии.
4 Шевяков оказал огромное влияние на организацию и развитие отечественной высшей школы по протозоологии. Будучи профессором Санкт-Петербургского университета, он кардинально реорганизовал зоотомический кабинет (кафедру зоологии беспозвоночных) и всю систему университетского преподавания этой дисциплины на заграничный лад. За образец им был взят зоотомический кабинет Зоологического института Гейдельбергского университета. Имеется в виду создание демонстрационных коллекций беспозвоночных организмов для лекций и практических занятий, включая микроскопические препараты, которые ранее в России совершенно не использовались в университетском курсе зоологии беспозвоночных. Шевяковым была также успешно предпринята выписка в Петербург части коллекции Неаполитанской зоологической станции. Работая в 1894–1901 гг. в Особой зоологической лаборатории АН в Санкт-Петербурге, Шевяков создал первый в России центр исследований по экспериментальной зоологии. В списке его учеников такие выдающиеся отечественные ученые, как член-корреспондент АН СССР В. А. Догель, академики АМН СССР В. Н. Беклемишев, А. А. Заварзин, член-корреспондент АМН СССР Ф. Ф. Талызин, а также профессора С. И. Метальников, М. Н. Римский-Корсаков, К. Н. Давыдов, П. П. Иванов, И. И. Соколов, Б. В. Сукачев, С. В. Аверинцев, В. Д. Зеленский, Ю. А. Филипченко, А. А. Любищев, Д. М. Федотов, Ф. Г. Углов и другие зоологи.
5 Книга Фокина – это фундаментальное научное исследование по истории науки, над которым он работал более 20 лет. В анализе собранных материалов прослеживается огромный опыт самого автора. Сергей Иванович Фокин – зоолог-протистолог, доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник кафедры зоологии беспозвоночных Санкт-Петербургского государственного университета, профессор зоологии Пизанского университета (Италия), ассоциированный научный сотрудник Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН, талантливый историк науки, автор семи монографий и более 200 статей.
6 Увлеченность и горячая симпатия автора к своему герою, получившие в книге наибольшее и полное выражение, позволили создать необыкновенно живой образ ученого. К числу несомненных заслуг Фокина нужно отнести широкое использование им архивных документов, рассеянных по разным, ранее никем не изученным архивам, максимальное использование редких официальных документов, воспоминаний, обширных дневниковых записей Шевякова, сделанных во время его путешествия из Бременхафена (Германия) через Атлантику в Нью-Йорк (1889–1890) и многочисленных экспедиций, где ученый выяснял пути распространения пресноводных протистов, – все это было впервые переведено автором книги на русский язык (с оригиналов на немецком и английском языках) и введено в научный оборот.
7 Книга Фокина состоит из 12 глав, хронологически отражающих карьерный рост Шевякова, она проиллюстрирована огромным числом прекрасных фотографий, большинство которых находятся в личной коллекции самого автора. Книгу завершает раздел «Приложения», в состав которого входят ранее не публиковавшиеся (или частично опубликованные) очерки самого Шевякова, его жены – Лидии Александровны Ковалевской (дочери знаменитого академика-зоолога), воспоминания их сына – Георгия Владимировича Шевякова и ряда коллег ученого. Назову некоторые из них: «Записки о путешествии по Закавказью, 1880 год», «Кругосветное путешествие 1889/90 года», Л. А. Ковалевская (Шевякова) «Из воспоминаний», Г. В. Шевяков «Моя жизнь. Воспоминания», а также воспоминания о В. Т. Шевякове М. Н. Римского-Корсакова, В. А. Догеля, Ф. Г. Углова, Ф. Ф. Талызина. Монография снабжена именным указателем и резюме на английском. Таким образом, читателям книги будет впервые предоставлена блестящая возможность познакомиться с совершенно уникальными биографическими и другими ценными историко-научными материалами.
8 К новым идеям и открытиям в рецензируемой монографии можно отнести подробное описание зоогеографических работ Шевякова, систематизацию им простейших организмов, в том числе и обитающих в Неаполитанском заливе, описание митоза у ризопод, открытие (вместе с О. Бючли) митохондрий у простейших и объяснение «скользящего типа движения» грегарин и др. Благодаря экспериментальным исследованиям Шевякова на простейших уровень исследований цитологии животной клетки, ее морфологии, включая описание поперечно-полосатой мускулатуры, был значительно расширен. Важным и интересным фактом в научной биографии Шевякова является открытие им «популяционных волн» у инфузорий. Спустя десять лет С. С. Четвериков описал «волны жизни» в популяции насекомых (1905), что привело к зарождению нового научного направления – эволюционной генетики популяций.
9 Редкими по исторической новизне и богатству материала можно признать главы монографии, в которых описан период работы Шевякова у всемирно известного протистолога Бючли в Гейдельберге, период работы ученого на Неаполитанской зоологической станции, его деятельность на посту товарища министра народного образования под руководством Л. А. Кассо1, графа П. Н. Игнатьева, профессора Н. К. Кульчицкого в период существенного расширения сети высших учебных заведений Российской империи. И, конечно, деятельность ученого в постреволюционный период в Иркутском и Пермском университетах и Омском сельскохозяйственном институте. При активном участии Шевякова при Иркутском университете был основан медицинский факультет (1919/1920), где ученый был выбран деканом и преподавал зоологию, паразитологию и смежные дисциплины. С помощью своих коллег он смог открыть зоологический музей и библиотеку: «…вещи в провинциальном Иркутске 1920-х годов почти невозможные» (с. 207). Весной 1923 г., когда в Иркутске отмечалось 30-летие научной деятельности Шевякова, губисполком присвоил ему звание «героя труда на ниве просвещения», а университет избрал его своим почетным членом. У Шевякова как крупного ученого и блестящего педагога была возможность остаться работать на Западе, но он отказывался, заявив: «Я – русский и передам знания только русским. Мой сын, подававший большие надежды как ученый, погиб в Иркутске, и я буду до смерти работать в Иркутском университете» (с. 223). Шевяков умер 18 октября 1930 г. накануне своего 71-летия от воспаления легких и был похоронен на Ремесленно-слободском кладбище Иркутска. На его похороны пришел буквально весь образованный Иркутск, более трех тысяч человек. О кончине ученого всего три строчки опубликовал немецкий журнал «Цоологишер анцайгер» (Zoologischer Anzeiger), тогда как ни один из крупных отечественных биологических журналов не откликнулся на смерть выдающегося ученого и педагога. Очевидно, «сохранение памяти о товарище министра просвещения, тайном советнике и царском сенаторе Шевякове стало опасным», заключает автор монографии. Двое из пяти детей Шевякова – Татьяна и Георгий – разными путями и в разное время эмигрировали из России. Татьяна Владимировна стала переводчицей, она владела пятью языками и, как пишет Фокин, после Второй мировой войны работала в американских оккупационных войсках в Европе. Георгий Владимирович стал ученым-психологом. История семьи Шевяковых продолжается во внуках. Дочь Рика Шевякова Сара, родившаяся в 1981 г., единственная из молодого поколения потомков ученого сохранившая фамилию прадеда, работает в НАСА.
1. Л. А. Кассо известен в истории России прежде всего «делом Кассо». Однако, справедливости ради, следует напомнить, что он был крупным ученым-юристом, а на посту министра (на который он был назначен П. А. Столыпиным) хотя и проводил мероприятия, направленные на ограничение свобод обучающихся, но также способствовал увеличению бюджета в области среднего и низшего народного образования, созданию единой системы средних учебных заведений с единой программой и проводил другие мероприятия, направленные на расширение состава учащихся.
10 Трагически сложилась судьба младшего сына ученого – Бориса Владимировича Шевякова (1905– 1937). В 1929 гг. он окончил Высшие курсы искусствоведения при Зубовском институте истории искусств в Ленинграде и стал художником-реставратором. В 1930 г., женившись на своей однокурснице Т. С. Щербатовой, он жил с семьей в Новгороде, где получил должность заведующего Новгородским краеведческим музеем. 22 января 1933 г. Борис Владимирович, как активный член Новгородского общества любителей древностей, был арестован, осужден 5 апреля 1933 г. и получил 10 лет лагерей. Бежал, был пойман и переведен на Соловки. В конце октября 1937 г. Б. В. Шевяков был расстрелян в урочище Сандармох (Карелия). Вдова В. Т. Шевякова Лидия Александровна, арестованная вместе с сыном, была на три года лишена права проживания в 12 городах СССР. Ее выслали в Галич, а после снятия ограничений на проживание ей было позволено вернуться в Ленинград. Она работала в архиве Академии наук с письмами своего отца академика А. О. Ковалевского, помогая профессору Догелю в подготовке научной биографии этого выдающегося ученого. Лидия Александровна пережила в Ленинграде страшную блокадную зиму, но ранней весной 1942 г. по Дороге жизни через Ладогу смогла эвакуироваться в Галич, где умерла осенью того же года в возрасте 69 лет (с. 242).
11 Как пишет в заключении монографии Фокин: «Начало ХХ века было временем исключительного подъема в России интеллектуальной активности в самых различных областях человеческой деятельности. Понятие ՙՙСеребряный векʼ՚, относимое обычно к отечественной литературе и искусству, может быть адресовано и науке рубежа веков как составляющей части русской культуры. Наиболее характерная черта этого периода, по определению Д. С. Лихачева, удивительное созвездие человеческих личностей. Такое утверждение вполне применимо и к отечественной зоологии» (с. 244).
12 В короткой рецензии трудно перечислить все многочисленные достоинства этой замечательной книги, ее просто необходимо читать. Нет сомнений, автор книги проделал огромную работу, значение которой в истории отечественной биологии и, в частности, протистологии трудно переоценить. Монография обречена стать научным бестселлером и может достойно представить 150-летний юбилей кафедры зоологии беспозвоночных Санкт-Петербургского университета. Вследствие своего междисциплинарного характера монография Фокина будет интересна как профессиональным историкам, социологам и философам, так и читателям, интересующимся историей мировой и отечественной биологии и общей историей науки в России.

Comments

No posts found

Write a review
Translate