The Main Lines of Research at the Botanical Garden of M. V. Lomonosov Moscow State University in 1937–1973
Table of contents
Share
QR
Metrics
The Main Lines of Research at the Botanical Garden of M. V. Lomonosov Moscow State University in 1937–1973
Annotation
PII
S020596060017425-9-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Kirill Golikov 
Affiliation: Earth Science Museum of the M. V. Lomonosov Moscow State University
Address: Russian Federation, Moscow, Leninskie gory, 1
Pages
759-771
Abstract

The Botanical Garden of M. V. Lomonosov Moscow State University is the oldest scientific botanical institution in Russia. Established in 1706 as a physic garden, it was acquired by Moscow University in 1805. This article reviews the dynamics of the range of research areas pursued by the Garden in 1937–1973 (from its becoming an autonomous institution within MSU to the splitting of Biological and Soil Science Faculty and the Garden becoming part of a recreated Biological Faculty). Based on the analysis of bibliography and materials of the theme plans and reports on the Garden’s research work, deposited at the MSU Archive, this time period may be divided into several stages. Thus, in 1937–1948, the research focused on the development of methods for experimental morphogenesis, designed do obtain new heritable forms (induced polyploidy, X-ray treatment of crop and ornamental plants (L. P. Breslavets-Krestovnikova); development of scientific foundation for horticulture (“green construction”) to expand the diversity of herbaceous ornamental plants (M. P. Nagibina); studies on plant development rhythms and factors (A. V. Kozhevnikov, I. G. Serebryakov). In 1948–1951, after the August VASKhNIL Session, the problems of vegetative hybridization prevailed while, in 1952–1957, the researchers’ attention was focused on the development of scientific basis for the construction of a new botanical garden as a component of natural science cluster of MSU on Leninskie (Vorobyovy) Gory (N. A. Bazilevskaya). In 1958–1964, the focus was shifted towards complex studies of the domestic flora. In 1967–1973, the garden’s main lines of research were evolutionary morphology, plant taxonomy, floristics, and botanical geography (A. K. Skvortsov, V. N. Tikhomirov); plant protection and agrochemistry; and breeding and genetics of ornamental plants and fruit and berry crops. Therefore, at different stages, the emphasis was placed on both the fundamental and applied research whose focus changed depending on the sociopolitical context of the epoch.

Keywords
Botanical Garden of M. V. Lomonosov Moscow State University, botany, history of science, areas of scientific research
Received
13.12.2021
Date of publication
14.12.2021
Number of purchasers
1
Views
395
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 В 2021 г. Ботаническому саду биологического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова исполнилось 315 лет, считая от даты основания Аптекарского огорода, его исторической территории. В настоящее время сад является важной учебной и научно-исследовательской базой факультета Московского университета, а исторически с ним была связана деятельность многих крупных отечественных ученых и научных школ. В данной статье сделана попытка проследить, как менялась направленность научных исследований Ботанического сада МГУ в 1937– 1973 гг. и выявить определенные этапы в ходе этих изменений. Выбор таких хронологических рамок обусловлен тем, что в 1937 г. Ботанический сад при МГУ был выделен в самостоятельное учреждение (имел собственное официальное название и независимое финансирование из госбюджета (с 1938 г.1), утверждаемое Наркоматом просвещения РСФСР, хотя при этом с 1940 г. являлся «научно-исследовательским учебно-вспомогательным и научно-просветительским учреждением биологического факультета Московского государственного университета»2 и в практической деятельности директор сада подчинялся декану факультета), а в 1973 г. вошел в состав «нового» биологического факультета, который возник после разделения биолого-почвенного факультета МГУ3 (на основании приказа Минвуза СССР № 44 от 19 января 1973 г.).
1. Архив Московского государственного университета (Архив МГУ). Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 2. Л. 1.

2. Положение о Ботаническом саде Московского ордена Ленина государственного университета им. М. В Ломоносова // Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 16 (1940). Л. 1.

3. Биолого-почвенный факультет МГУ возник в 1948 г., когда кафедры почвенного отделения геолого-почвенного факультета были присоединены к биологическому факультету.
2 В историографии этого периода преобладают юбилейные издания4, которые носят обзорный характер и дают информацию общего плана. Библиография же работ Ботанического сада5, по авторитетной оценке В. Н. Тихомирова и Л. П. Ярошенко, отражает «широкий диапазон ботанических интересов и научной деятельности», который «всегда был характерен для университетского Ботанического сада»6. В указанный период выходили очередные выпуски периодических изданий: путеводителей7, каталогов8, тематических сборников, в которых «помещен ряд важных, но зачастую малоизвестных или незаслуженно забытых работ»9. Разнообразная исследовательская проблематика начала и конца рассматриваемого периода отражена в сборниках «Труды Ботанического сада МГУ» – серийном издании, выпуск которых был начат во второй трети ХХ в. по инициативе Д. А. Синицкой (и. о. директора сада в 1937–1938 и 1948–1949 гг.) и возобновлен в 1971 г., после значительного перерыва, связанного с обустройством новой территории сада на Ленинских (Воробьевых) горах в 1950-х гг.
4. Ботанический сад Московского университета. 1706–2006: первое научное ботаническое учреждение России / Ред. В. С. Новиков и др. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006.

5. Ботанический сад Московского университета. 1706–1981 (библиография) / Сост. И. И. Кропотова, В. С. Новиков, В. Н. Тихомиров. М.: Изд-во Московского университета, 1981.

6. Тихомиров В. Н., Ярошенко Л. П. Библиографическая справка о «Трудах Ботанического сада МГУ» // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1971. Вып. 7: Флора и растительность европейской части СССР. С. 163.

7. Ботанический сад Московского университета. Путеводитель / Ред. С. С. Станков. М.: Изд-во Московского университета, 1954.

8. Каталог растений. Enumeratio plantarum catalogue de plantes du Jardin botanique de l’Université de Moscou / Предисловие и редакция Ф. А. Бынова. М.: Изд-во Ботанического сада МГУ, 1939.

9. Тихомиров, Ярошенко. Библиографическая справка… С. 163.
3 Более подробную и конкретную информацию содержат тематические планы и отчеты о научно-исследовательской работе Ботанического сада, сохранившиеся в Архиве МГУ. Анализ материалов этих источников позволяет проследить в научно-исследовательской работе Ботанического сада МГУ в рассматриваемый период несколько этапов. Так, на протяжении 1930– 1940-х гг. исследования велись в основном по трем проблемам. Во-первых, экспериментальное формообразование (в связи с внутриклеточными изменениями): отдаленная гибридизация10, изучение индуцированной полиплоидии11, в том числе экспериментальное получение полиплоидных растений12, вегетативная гибридизация13, цитологическое, эмбриологическое и генетическое изучение новых форм растений14.
10. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1. Д. 10. Л. 1–3.

11. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 25. Л. 2; Д. 26. Л. 1.

12. Там же. Д. 34. Л. 1.

13. Там же. Д. 62. Л. 4–5.

14. Там же. Д. 67. Л. 1–2.
4 Это направление исследований было связано в первую очередь с работами Лидии Петровны Бреславец-Крестовниковой (1882–1967) – цитолога растений, доктора биологических наук (1937, без защиты диссертации), профессора (1937), работавшей в Ботаническом саду МГУ в 1937–1947 гг.: с 25 июня 1937 г. – старшим научным сотрудником лаборатории эмбриологии и цитологии растений, а с 17 сентября 1938 г. – зав. лабораторией морфологии15. Разработка проблематики экспериментального формообразования у растений с целью получения новых наследственных форм – как высокоурожайных, так и декоративных – отражена в серии ее публикаций, среди которых выделяются статьи в сборниках «Трудов Ботанического сада МГУ», посвященные изучению различных аспектов полиплоидии16, а также воздействия рентгеновских лучей на рожь, пшеницу и горох17. В обобщающей монографии18 подводится итог десятилетних исследований автора по влиянию рентгеновских лучей как на морфологические признаки растений, так и на внутриклеточные изменения при различных параметрах облучения.
15. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1л. Д. 218. Л. 17.

16. Бреславец Л. П. Полиплоидия и ее значение в формообразовании и селекции // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1938. Вып. 2. С. 5–16.

17. Бреславец Л. П. Изменения, вызываемые в растениях лучами Рентгена, и значение этих изменений для теории и практики // Там же. 1940. Вып. 3. С. 75–119.

18. Бреславец Л. П. Растение и лучи Рентгена. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1946.
5 Вторая проблема, разрабатывавшаяся в 1930–1940-х гг., – научные основы садоводства (культуры растений), или «зеленое строительство»19, включенная в план работ сада еще в 1932 г.20 В ее рамках в качестве первоочередной задачи ставилось создание ассортимента травянистых декоративных растений, в связи с чем выделялись две линии научной работы: 1) генетика и селекция; 2) систематика, география и экология с уклоном в интродукцию и акклиматизацию21. Изучались стимуляторы роста, болезни и вредители, разрабатывались научные основы семеноводства, биологии развития растений, проводилась селекция и сортоизучение.
19. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 62. Л. 3.

20. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1. Д. 22. Л. 2.

21. Там же. Д. 5. Л. 3.
6 Создание в Ботаническом саду МГУ коллекций декоративных растений, послуживших базой для этих исследований, связано с именем Георгия Германовича (Георга Фридриха Германа) Треспе (1868–1941), проработавшего здесь главным садовником 30 лет, начиная с 1900 г.22 В 1930–1932 гг. он исполнял обязанности директора сада, сменив на этом посту Михаила Ильича Голенкина (1864–1941)23. Летом 1936 г. Треспе вновь пригласили в сад на должность ученого садовода. Разработанный Георгием Германовичем способ размножения флоксов24 применяется до сих пор, а выведенные им сорта этой культуры (в том числе «Профессор Голенкин») – единственные из отечественных – использовались для озеленения открывшейся в 1939 г. Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ) СССР.
22. Там же. Д. 1. Л. 6–8 об.

23. Голиков К. А. Человек на своем месте: к 155-летию со дня рождения Михаила Ильича Голенкина // Жизнь Земли. 2019. Т. 41. № 4. С. 496–502.

24. Треспе Г. Г. Новый способ размножения Phlox paniculata // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1940. Вып. 3. С. 179–187.
7 Ее открытие дало импульс отечественной селекции для выведения декоративных и устойчивых к болезням сортов, более зимостойких по сравнению с иностранными. Сотрудники Ботанического сада МГУ неизменно представляли на выставке коллекции декоративных растений, а созданные ими сеянцы различных декоративных культур неоднократно удостаивались высоких наград ВСХВ – ВДНХ СССР. С момента организации ВСХВ и до 1941 г. консультантом отдела цветоводства и заместителем председателя жюри экспертной комиссии была Мария Павловна Нагибина (в девичестве Цыбульская, 1878–1943), работавшая в Ботаническом саду Московского университета в 1904–1917 и 1926–1943 гг. В 1919 г. вместе с мужем С. Ф. Нагибиным в его родовом имении Старое Першино в Курской губернии они организовали первую в стране научную биологическую станцию МОИП, просуществовавшую до 1925 г.25 Там работали известные ботаники – профессора Московского университета, ученики Ивана Николаевича Горожанкина (1848–1904) – основателя московской морфологической школы, возглавлявшего сад и кафедру морфологии и систематики растений в 1873–1902 гг.
25. Лучицкая А. И. Ботаник Мария Павловна Нагибина. 1878–1943. М.: Университетская книга, 2007.
8 Вернувшись в Ботанический сад в мае 1926 г., Нагибина проработала здесь до конца жизни (с 1937 г. – старшим научным сотрудником), куратором отдела цветоводства. В 1931 г. – как представитель Московского университета и МОИП – она была избрана членом ученого совета при Московском тресте зеленого строительства. В 1933 г. Мария Павловна возглавила организованную в саду лабораторию (сектор) зеленого строительства. Решением Президиума Моссовета Нагибина была назначена членом отраслевой подкомиссии при экспертной комиссии по генеральному плану развития г. Москвы по разделу озеленение городов. С 1935 г. она успешно занималась селекцией зимостойких сортов декоративных многолетних культур, а также вьющихся растений, многие из которых вошли в ассортимент вертикального озеленения Москвы26. В 1938 г. усилиями Нагибиной и Сергея Александровича Ижевского (1896–1968), трудившегося в саду с 1933 г. (вначале лаборантом, затем научным сотрудником, позже ученым садоводом, заместителем директора27) и разработавшего ведущий ассортимент роз для городских условий Москвы28, в Ботаническом саду МГУ появился первый в столице розарий, где экспонировались около 1500 кустов роз, расположенных по историко-хронологическому принципу. До Великой Отечественной войны это собрание оставалось крупнейшим в Москве.
26. Нагибина М. П. Ассортимент вьющихся и цепких растений для вертикального озеленения в условиях г. Москвы // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1941. Вып. 4. С. 49–60.

27. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1л. Д. 614. Л. 52.

28. Ижевский С. И. Розы. М.: Сельхозгиз, 1949.
9 Начатое в 1930-х гг. изучение ритмики и факторов развития растений (в связи с проблемой их акклиматизации)29 – структурно-морфологических, ботанико-географических, экологических – во второй половине следующего десятилетия было сосредоточено в рамках научно-исследовательской проблемы формообразования в природе (в естественных условиях)30. Эта проблематика разрабатывалась в трудах Александра Владимировича Кожевникова (1906–1938) – эколога-фенолога, геоботаника и морфолога, к сожалению, рано ушедшего из жизни31, – и Ивана Григорьевича Серебрякова (1914– 1969) – морфолога и эколога, старшего научного сотрудника Ботанического сада в 1941–1948 гг. Развивая заложенный в трудах Кожевникова потенциал, Серебряков исследовал связь сезонного ритма развития растений с их морфологической структурой32, морфогенез вегетативных органов растений, формирование жизненных форм в онтогенезе. Уволенный из сада после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г., Иван Григорьевич возглавил кафедру ботаники в Московском городском педагогическом институте им. В. П. Потемкина, где основал школу морфологии33.
29. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1. Д. 3. Л. 11–13.

30. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 62. Л. 4–5; Д. 67. Л. 1–2.

31. Алехин В. В. Научная деятельность А. В. Кожевникова // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1940. Вып. 3. С. 10–30.

32. Серебряков И. Г. Структура и ритм в жизни цветковых растений // Бюллетень МОИП. Отд. биологический. 1948. Т. 53. Вып. 2. С. 49–66.

33. Работнов Т. А., Соколова Н. П., Тихомиров В. Н. Памяти Ивана Григорьевича Серебрякова // Бюллетень МОИП. Отд. биологический. 1970. Т. 75. Вып. 1. С. 5–19.
10 Таким образом, в 1930–1940-е гг. одним из основных направлений научных исследований сада являлось выведение новых форм декоративных и полезных растений путем отбора, гибридизации и воздействия химических и физических факторов. Кроме того, проводились исследования по морфологии и экологии растений, цитогенетике, а также по некоторым аспектам геоботаники: изучались ритмы развития растений, стадийное развитие дикорастущих и декоративных растений, проводились фенологические наблюдения над представителями местной и подмосковной флор34. В рамках проблематики сравнительной эмбриологии высших растений велось изучение филогенеза35.
34. К летописи Ботанического сада биологического факультета Московского университета // Ботанический сад биологического факультета Московского университета. 1706– 2011: первому научному ботаническому учреждению России 305 лет / Ред. В. С. Новиков и др. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2012. С. 7–22.

35. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1. Д. 14. Л. 9–12.
11 Это последнее направление исследований было связано с именем Константина Игнатьевича Мейера – ученика Горожанкина36, морфолога, альголога, эволюциониста37, возглавлявшего Ботанический сад в 1940– 1948 гг. В лаборатории сада Мейер работал с 1903 г. (с 1913 г. – ассистентом, а в 1937 г. в качестве заместителя директора по научной части38). В 1938–1963 гг. он заведовал кафедрой высших растений в МГУ. Константин Игнатьевич внес вклад в изучение истории науки39. Так, четвертый выпуск «Трудов Ботанического сада МГУ», посвященный 40-летию научной и педагогической деятельности Льва Ивановича Курсанова (1877–1954) – альголога и миколога, основателя и первого руководителя кафедры низших растений МГУ, в 1900–1917 гг. работавшего в лаборатории его Ботанического сада – открывается статьей о нем Мейера40.
36. Мейер К. И. Иван Николаевич Горожанкин и его роль в развитии русской ботаники (1848–1904). М.: Изд-во Московского университета, 1966 (Замечательные ученые Московского университета. № 38).

37. Мейер К. И. К вопросу о происхождении архегониальных растений // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1948. Вып. 6. С. 35–39.

38. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1л. Д. 1017. Л. 5 об.

39. Мейер К. И. Работы В. Гофмейстера и их значение // Труды Ботанического сада Московского государственного университета. М.: Изд-во Московского университета, 1941. Вып. 4. С. 20–34.

40. Мейер К. И. Лев Иванович Курсанов // Там же. С. 5–8.
12 В самом конце 1940-х гг., после августовской сессии ВАСХНИЛ 1948 г., научные исследования сада концентрировались на двух проблемах. Во-первых, на «переделке природы растений (создание и улучшение новых видов растений и растений, имеющих народно-хозяйственное значение)»41. В 1949–1950 гг. акцент в научно-просветительской работе Ботанического сада делался на популяризации идей И. В. Мичурина, Т. Д. Лысенко и великого плана преобразования природы (лесозащитные полосы и травопольная система земледелия)42. В сентябре 1948 г. участок плодово-ягодных культур имени И. В. Мичурина, основанный в 1933 г., преобразовали в уголок имени И. В. Мичурина, где можно было «ознакомиться с достижениями и методами работ Мичурина […] а также с работами Ботанического сада МГУ по вегетативной гибридизации»43.
41. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 73. Л. 1.

42. Там же. Д. 85. Л. 1–3.

43. Там же. Д. 71. Л. 3–4.
13 Кроме того, оставалась актуальной проблематика «обслуживания декоративного садоводства». В первой половине 1950-х гг. главной научно-исследовательской проблемой стала «разработка научных основ строительства нового Ботанического сада»44 на Ленинских (Воробьевых) горах. Все демонстрационные участки сада требовалось связать с учебным процессом биолого-почвенного факультета. Так как опыта создания такого ботанического сада не было, для организации каждого участка необходимо было разработать методику экспозиции растений, подобрать видовой состав, создать специфические почвенные условия, разработать методы продвижения видов растений различного географического происхождения в среднюю полосу СССР, разработать приемы их посадки, выращивания и ухода за ними45. Кроме того, планировалось продолжить разработку методики селекции и выведения новых сортов декоративных растений, начатую в саду ранее46.
44. Там же. Д. 104. Л. 1–3.

45. Базилевская Н. А., Колпакова В. Н. Агроботанический сад Московского государственного университета // Ботанический журнал. 1951. Т. 36. № 4. С. 448–452.

46. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 92. Л. 1–11.
14 В 1952–1964 гг. директором Ботанического сада была ученица Н. И. Вавилова профессор Нина Александровна Базилевская (1902–1997)47 – ботанико-географ, систематик растений, растениевод48, историк науки49. Она инициировала создание секции цветоводства МОИП, долгие годы работала в системе Пленума Госкомиссии по сортоиспытанию декоративных культур. В монографии «Теория и методы интродукции растений»50 Базилевская проанализировала более пяти тысяч видов декоративных растений, подтвердив их происхождение из восьми мировых культурных центров, установленных Вавиловым, а также выявила еще два – североамериканский и южноафриканский.
47. Архив МГУ. Ф. 1. Оп. 35л. Д. 5365.

48. Базилевская Н. А. Из истории декоративного садоводства и цветоводства в России // Труды Института истории естествознания и техники. 1958. Т. 24. С. 107–150.

49. Базилевская Н. А., Мейер К. И., Станков С. С., Щербакова А. А. Выдающиеся отечественные ботаники. М.: Учпедгиз, 1957.

50. Базилевская Н. А. Теория и методы интродукции растений М.: Изд-во Московского университета, 1964.
15 В 1954–1955 гг. акцент в научной работе Ботанического сада был перенесен на практически ориентированные исследования: проблематику «научной и практической помощи сельскому хозяйству и производству», а также «разработки теоретических основ акклиматизации растений с целью продвижения южных культур в среднюю полосу СССР; изучения биологических и экологических особенностей оранжерейных растений и разработки их агротехники»51. Эти две линии прикладных исследований – научные основы озеленения в СССР52 и «изучение биологии и физиологии сельско-хозяйственных растений с целью повышения их урожайности»53 – развивались и во второй половине 1950-х гг.
51. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 134. Л. 7–8; Д. 135. Л. 1–8, 21–29; Д. 156. Л. 1–35.

52. Там же. Д. 170. Л. 1–12.

53. Там же. Д. 173. Л. 1–26; Д. 190. Л. 1–19.
16 С конца 1950-х гг. на первое место выдвигается проблематика комплексного изучения флоры и растительности, их исторического развития, использования, реконструкции и обогащения54. В конце 1950-х – первой половине 1960-х гг. проблема «естественные растительные ресурсы СССР, их рациональное использование и реконструкция» включала два раздела: интродукция и акклиматизация растений, а также научные основы строительства ботанических садов. Итогом ее разработки стал сборник «Вопросы озеленения»55, включавший разделы «Акклиматизация древесно-кустарниковых растений», «Зеленое строительство» и «Разные сообщения». Кроме того, оставалась актуальной проблематика «изучения биологии развития, генетики и селекции растений с целью повышения урожайности и продуктивности»56.
54. Там же. Д. 202. Л. 1–3.

55. Вопросы озеленения / Ред. Н. А. Базилевская. М.: Изд-во Московского университета, 1965.

56. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 211. Л. 1–3.
17 С 1967 по 1987 г. сад возглавлял Вадим Николаевич Тихомиров (1932– 1998) – флорист, морфолог, систематик, специалист в области охраны растений. Под его руководством со второй половины 1960-х гг. научная работа велась по следующим направлениям: эволюционная морфология, систематика растений, флористика и ботаническая география. В этой сфере выделяются работы Алексея Константиновича Скворцова (1920–2009) – систематика, флориста, специалиста по микроэволюции и интродукции растений57. Исследования по интродукции велись прежде всего с целью расширения ассортимента древесно-кустарниковых растений, используемых в зеленом строительстве. Кроме того, усилия сотрудников сада концентрировались на вопросах защиты растений и агрохимии58, а также селекции и генетики (декоративных и плодово-ягодных культур)59.
57. Скворцов А. К. Коллекция видов ивы в Ботаническом саду Московского государственного университета // Бюллетень Главного ботанического сада АН СССР. 1961. Вып. 40. С. 9–16.

58. Мантрова Е. З. Особенности питания и удобрение декоративных культур. М.: Издво Московского университета, 1973.

59. Тихомиров В. Н., Новиков В. С. Научно-исследовательская работа Ботанического сада МГУ за 1965–1969 гг. // Вестник Московского университета. Сер. 6: Биология, почвоведение. 1971. № 4. С. 125–129.
18 В это время сад активно использовался в качестве экспериментальной базы профильных кафедр биолого-почвенного факультета. Так, сотрудниками лаборатории биологии, генетики и селекции растений, организованной в 1966 г. профессором С. И. Исаевым при кафедре генетики и селекции, на базе сада была создана коллекция дикорастущих видов рода Malus Mill. (Яблоня) с целью оценки содержания в плодах разных видов и сортов биологически активных веществ, а также селекции: были выведены около 20 сортов яблони и более 50 сортов садового ириса (Iris hybrida hort.).
19 Благодаря использованию сосредоточенных в саду коллекций сотрудники лаборатории морфологии и систематики растений кафедры высших растений внесли вклад в два крупных взаимосвязанных направления: в разработку сравнительно-морфологических основ эволюционной системы высших растений и в изучение флоры Европейской России и разработку вопросов ее рационального использования и охраны. В это время на кафедре развивалось изучение карпологии семейства Зонтичные – традиционного объекта научных исследований сада и кафедры еще со времен их первого главы Г. Ф. Гофмана60, – а также палинологии с применением методов электронной микроскопии.
60. Липшиц С. Ю. Профессор ботаники Московского университета, один из основателей Московского общества испытателей природы Георг Франц Гофман (1760–1826) и его ученик Л. Ф. Гольдбах (1793–1824). М.: Изд-во МОИП, 1940.
20 В начале 1970-х гг. перспективными направлениями развития научных исследований Ботанического сада, перекликавшимися с тематикой кафедры высших растений, становятся: 1) систематика – с применением электронной аппаратуры, методов цитологии, математики, хемотаксономии, генетики, географии; 2) изучение флоры и растительности (региональные исследования) для рационального использования растительных ресурсов в связи с проблемами загрязнения биосферы, обеспечения населения питанием, охраны природы, сохранения планетарного генофонда; 3) интродукция растений; 4) генетика61.
61. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 403. Л. 1–3.
21 Эта программная установка нашла выражение в изучении природных ресурсов62, а также онто- и филогенеза; эта тематика была широко представлена в деятельности сада, где проводилось сравнительно-морфологическое и систематическое исследование культурных и дикорастущих растений для уяснения родственных отношений между ними и для эффективного использования их в народном хозяйстве; изучались биология, экология и морфология некоторых видов горной флоры, флора и растительность европейской части СССР63, индивидуальное развитие древесных растений с целью разработки мер по управлению процессом онтогенеза; проводилась разработка мероприятий по борьбе с вредителями и болезнями декоративных растений в условиях Ботанического сада МГУ; изучались новые комплексные и концентрированные удобрения и приемы их использования; разрабатывались методы селекции и гибридизации декоративных растений; проводилось изучение биологических особенностей генетически связанных форм плодовых растений в контексте основных направлений селекции64.
62. Там же. Д. 399. Л. 1–9.

63. Тихомиров В. Н. Флора Мещеры. Принципы и программа // Материалы по флоре и растительности Окско-Клязьминского междуречья / Отв. ред. В. Н. Тихомиров. М.: Издво Московского университета, 1971. С. 4–6.

64. Архив МГУ. Ф. 56. Оп. 1 (2). Д. 345. Л. 1–4.
22 Таким образом, на основе объективно-научного критерия – тематики исследований Ботанического сада Московского университета на протяжении 1937–1973 гг. – выделяются несколько этапов: 1937–1948, 1948–1951, 1952– 1957, 1958–1964 и 1965–1973 гг. При этом на разных этапах акцент в научно-исследовательской проблематике делался как на фундаментальные, так и на практико-ориентированные исследования. Направленность последних менялась в социально-политическом контексте эпохи. Так, в 1930–1940-е гг. в связи с необходимостью обеспечения продовольственной безопасности в условиях форсированной урбанизации изучались возможности отдаленной гибридизации, экспериментального формообразования и селекции растений. В 1950-х гг. в контексте освоения новой территории Ботанического сада как компонента естественно-научного кластера комплекса МГУ на Ленинских (Воробьевых) горах стала актуальной проблематика научных основ садоводства («зеленого строительства»), а также координации деятельности отечественных ботанических садов в рамках созданного в 1952 г. Совета ботанических садов СССР. В 1960–1970-х гг. на первый план выходит комплексное изучение проблемы охраны биологического разнообразия.
23 Таким образом, на основе объективно-научного критерия – тематики исследований Ботанического сада Московского университета на протяжении 1937–1973 гг. – выделяются несколько этапов: 1937–1948, 1948–1951, 1952– 1957, 1958–1964 и 1965–1973 гг. При этом на разных этапах акцент в научно-исследовательской проблематике делался как на фундаментальные, так и на практико-ориентированные исследования. Направленность последних менялась в социально-политическом контексте эпохи. Так, в 1930–1940-е гг. в связи с необходимостью обеспечения продовольственной безопасности в условиях форсированной урбанизации изучались возможности отдаленной гибридизации, экспериментального формообразования и селекции растений. В 1950-х гг. в контексте освоения новой территории Ботанического сада как компонента естественно-научного кластера комплекса МГУ на Ленинских (Воробьевых) горах стала актуальной проблематика научных основ садоводства («зеленого строительства»), а также координации деятельности отечественных ботанических садов в рамках созданного в 1952 г. Совета ботанических садов СССР. В 1960–1970-х гг. на первый план выходит комплексное изучение проблемы охраны биологического разнообразия.

References

1. Aliokhin, V. V. (1940) Nauchnaia deiatel’nost’ A. V. Kozhevnikova [Scientific Work of A. V. Kozhevnikov], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 3, pp. 10–30.

2. Bazilevskaia, N. A. (1958) Iz istorii dekorativnogo sadovodstva i tsvetovodstva v Rossii [From the History of Decorative Gardening and Floriculture in Russia], Trudy Instituta istorii estestvoznaniia i tekhniki, vol. 24, pp. 107–150.

3. Bazilevskaia, N. A. (1964) Teoriia i metody introduktsii rastenii [Theory and Methods of Plant Introduction]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta.

4. Bazilevskaia, N. A. (ed.) (1965) Voprosy ozeleneniia [Greenery Planting Issues]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta.

5. Bazilevskaia, N. A., and Kolpakova, V. N. (1951) Agrobotanicheskii sad Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta [Agrobotanic Garden of Moscow State University], Botanicheskii zhurnal, vol. 36, no. 4, pp. 448–452.

6. Bazilevskaia, N. A., Meier, K. I., Stankov, S. S., and Shcherbakova, A. A. (1957) Vydaiushchiesia otechestvennye botaniki [Outstanding Russian Botanists]. Moskva: Uchpedgiz.

7. Breslavets, L. P. (1938) Poliploidiia i ee znachenie v formoobrazovanii i selektsii [Polyploidy and Its Significance in Morphogenesis and Breeding], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 2, pp. 5–16.

8. Breslavets, L. P. (1940) Izmeneniia, vyzyvaemye v rasteniiakh luchami Rentgena, i znachenie etikh izmenenii dlia teorii i praktiki [Changes Induced in Plants by X-rays, and Significance of These Changes for Theory and Practice], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 3, pp. 75–119.

9. Breslavets, L. P. (1946) Rastenie i luchi Rentgena [Plant and X-rays]. Moskva and Leningrad: Izdatel’stvo AN SSSR.

10. Bynov, F. A. (ed.) (1939) Katalog rastenii. Enumeratio plantarum catalogue de plantes du Jardin botanique de l’Université de Moscou [Plant Catalog. Enumeratio plantarum catalogue de plantes du Jardin botanique de l’Université de Moscou]. Moskva: Izdatel’stvo Botanicheskogo sada MGU.

11. Golikov, K. A. (2019) Chelovek na svoiom meste: k 155-letiiu so dnia rozhdeniia Mikhaila Il’icha Golenkina [The Right Person in the Right Place: Towards 155th Anniversary of the Birth of Mikhail Ilyich Golenkin], Zhizn’ Zemli, vol. 41, no. 4, pp. 496–502.

12. Izhevskii, S. I. (1949) Rozy [Roses]. Moskva: Sel’khozgiz.

13. K letopisi Botanicheskogo sada biologicheskogo fakul’teta Moskovskogo universiteta [Towards the Cronicles of the Botanical Garden of Moscow University’s Biological Faculty] (2012), in: Novikov, V. S. et al. (eds.) Botanicheskii sad biologicheskogo fakul’teta Moskovskogo universiteta. 1706–2011: pervomu nauchnomu botanicheskomu uchrezhdeniiu Rossii 305 let [Botanical Garden of Moscow University’s Biological Faculty. 1706–2011: The First Scientific Botanical Institution in Russia Is 305 Years Old]. Moskva: Tovarishchestvo nauchnykh izdanii KMK, pp. 7–22.

14. Kropotova, I. I., Novikov, V. S., and Tikhomirov, V. N. (comp.) (1981) Botanicheskii sad Moskovskogo universiteta. 1706–1981 (bibliografiia) [Moscow University Botanical Garden. 1706–1981 (Bibliography)]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta.

15. Lipshits, S. Iu. (1940) Professor botaniki Moskovskogo universiteta, odin iz osnovatelei Moskovskogo obshhestva ispytatelei prirody Georg Frants Gofman (1760–1826) i ego uchenik L. F. Gol’dbakh (1793–1824) [Professor of Botany at Moscow University, One of the Founders of the Moscow Society of Naturalists, Georg Franz Hoffmann (1760–1826) and His Pupil L. F. Goldbach (1793–1824)]. Moskva: Izdatel’stvo MOIP.

16. Luchitskaia, A. I. (2007) Botanik Mariia Pavlovna Nagibina. 1878–1943 [Botanist Maria Pavlovna Nagibina. 1878–1943]. Moskva: Universitetskaia kniga.

17. Mantrova, E. Z. (1973) Osobennosti pitaniia i udobrenie dekorativnykh kul’tur [Specific Features of Ornamental Crops’ Nutrition and Fertilization]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta.

18. Meier, K. I. (1941) Lev Ivanovich Kursanov [Lev Ivanovich Kursanov], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 4, pp. 5–8.

19. Meier, K. I. (1941) Raboty V. Gofmeistera i ikh znachenie [W. Hofmeister’s Works and Their Significance], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 4, pp. 20–34.

20. Meier, K. I. (1948) K voprosu o proiskhozhdenii arkhegonial’nykh rastenii [On the Origin of Archegonial Plants], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 6, pp. 35–39.

21. Meier, K. I. (1966) Ivan Nikolaevich Gorozhankin i ego rol’ v razvitii russkoi botaniki (1848–1904) [Ivan Nikolaevich Gorozhankin and His Role in the Development of Russian Botany (1848–1904)]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta (Zamechatel’nye uchenye Moskovskogo universiteta. № 38 [Outstanding Scientists of Moscow University, no. 38]).

22. Nagibina, M. P. (1941) Assortiment v’iushchikhsia i tsepkikh rastenii dlia vertikal’nogo ozeleneniia v usloviiakh g. Moskvy [Assortment of Climbing and Clinging Plants for Vertical Greening in the Conditions of the City of Moscow], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 4, pp. 49–60.

23. Novikov, V. S. et al. (eds.) (2006) Botanicheskii sad Moskovskogo universiteta. 1706–2006: pervoe nauchnoe botanicheskoe uchrezhdenie [Moscow University Botanical Garden. 1706–2006: The First Scientific Botanical Institution]. Moskva: Tovarishchestvo nauchnykh izdanii KMK.

24. Rabotnov, T. A., Sokolova, N. P., and Tikhomirov, V. N. (1970) Pamiati Ivana Grigor’evicha Serebriakova [In Memoriam Ivan Grigorievich Serebryakov], Biulleten’ MOIP, otdel biologicheskii, vol. 75, no. 1, pp. 5–19.

25. Serebryakov, I. G. (1948) Struktura i ritm v zhizni tsvetkovykh rastenii [Structure and Rhythm in the Life of Flowering Plants], Biulleten’ MOIP, otded biologicheskii, vol. 53, no. 2, pp. 49–66.

26. Skvortsov, A. K. (1961) Kollektsiia vidov ivy v Botanicheskom sadu Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta [A Collection of Willow Species in the Botanical Garden of Moscow State University], Biulleten’ Glavnogo botanicheskogo sada AN SSSR, no. 40. pp. 9–16.

27. Stankov, S. S. (ed.) (1954) Botanicheskii sad Moskovskogo universiteta. Putevoditel’ [Botanical Garden of Moscow University. A Guide]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta.

28. Tikhomirov, V. N. (1971) Flora Meshchery. Printsipy i programma [The Flora of Meshchera. Principles and Programme], in: Tikhomirov, V. N. (ed.) Materialy po flore i rastitel’nosti Oksko-Kliaz’minskogo mezhdurech’ia [Materials on the Flora and Vegetation of the Oka Klyazma Interfluve]. Moskva: Izdatel’stvo Moskovskogo universiteta, pp. 4–6.

29. Tikhomirov, V. N., and Iaroshenko, L. P. (1971) Bibliograficheskaia spravka o “Trudakh Botanicheskogo sada MGU” [Bibliographic Information about “Proceedings of the Botanical Garden of Moscow State University”], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 7, pp. 163–166.

30. Tikhomirov, V. N., and Novikov, V. S. (1971) Nauchno-issledovatel’skaia rabota botanicheskogo sada MGU za 1965–1969 gg. [Research Work of the Botanical Garden of Moscow State University in 1965–1969], Vestnik Moskovskogo universiteta, seriia 6: biologiia, pochvovedenie, no. 4, pp. 125–129.

31. Trespe, G. G. (1940) Novyi sposob razmnozheniia Phlox paniculata [A New Method of Propagation of Phlox paniculata], Trudy Botanicheskogo sada Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta, vol. 3, pp. 179–187.

Comments

No posts found

Write a review
Translate