Towards the History of the Soviet Atomic Project: A. M. Marinov’s Memorandum on the Problems of Modernization of the Urals Power Systems to Meet the Needs of the Nuclear Complex
Table of contents
Share
Metrics
Towards the History of the Soviet Atomic Project: A. M. Marinov’s Memorandum on the Problems of Modernization of the Urals Power Systems to Meet the Needs of the Nuclear Complex
Annotation
PII
S020596060014133-8-1
DOI
10.31857/S020596060014133-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Alexander Bedel 
Occupation: Senior Research Officer
Affiliation: The institute of history and archaeology, Ural branch of Russian Scientific Academy
Address: Yekaterinburg, 16, Sofya Kovalevskaya St., 620108
Mikhail Mikheev
Occupation: Senior Research Officer
Affiliation: The institute of history and archaeology, Ural branch of Russian Scientific Academy
Address: 16, Sofya Kovalevskaya St., 620108
Edition
Pages
117-127
Abstract

This article introduces for scientific use the materials from the communications of the Sverdlovsk Oblast Committee of the All-Union Communist Party (Bolsheviks) (“Obkom of VKP(b)”), concerned with the construction of new, and modernization of the existing, powers stations and electrical power networks in the Oblast to meet the needs of the nuclear industry facilities of the First Principal Directorate (“PGU”) under the Council of People’s Commissars (the Council of Ministers) of the USSR that were being erected in the Urals. In 1945–1947, the construction of three power-consuming facilities specializing in the production of fissile materials for atomic bombs (plutonium-239, highly enriched uranium-235) was launched in the Middle and Southern Urals. At the time, the Urals industry was severely lacking electric power, which threatened normal operation of even the existing production facilities. To remedy this situation, the Soviet Government undertook a number of measures to modernize power systems in the Urals. The implementation of these measures met with some obstacles. A. M. Marinov, managing director of the Sverdlovenergo, submitted a memorandum on this problem to the Sverdlovsk Obkom of VKP(b). This document was used by the Obkom for preparing the draft government resolution to be submitted to the Council of Ministers of the USSR. The documents published here reveal the organizational problems associated with the development of electric power infrastructure required for successful operation of the enterprises producing fissile materials in the Urals. These documents may be of interest for the specialists in the history of the Soviet Atomic Project, the history of Soviet power industry, and the economic history of the USSR in the 1940s and 1950s.

 

 

Keywords
atomic project, First Principal Directorate under the Council of People’s Commissars (the Council of Ministers) of the USSR, Sverdlovsk Oblast Committee of the All-Union Communist Party (Bolsheviks) (Obkom of VKP(b), Sverdlovenergo, history of power industry, A. M. Marinov, interagency controversies
Received
28.03.2021
Date of publication
29.03.2021
Number of purchasers
10
Views
464
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article and additional services
Whole issue and additional services
All issues and additional services for 2021
1 Летом 2020 г. исполнилось 75 лет отечественной атомной промышленности. 20 августа 1945 г. И. В. Сталин подписал постановление о создании органа управления работами по урану – Специального комитета при Государственном Комитете Обороны (ГКО, ГОКО) СССР (с сентября 1945 г. – Спецкомитет при СНК СССР, председатель Л. П. Берия, секретарь В. А. Махнев, члены: М. Г. Первухин, Н. А. Вознесенский, Г. М. Маленков, Б. Л. Ванников, П. Л. Капица, И. В. Курчатов, А. П. Завенягин). Этим же постановлением
2 «для непосредственного руководства научно-исследовательскими, проектными, конструкторскими организациями и промышленными предприятиями по использованию внутриатомной энергии урана и производству атомных бомб»1
1. Атомный проект СССР: документы и материалы. В 3 т. / Ред. Л. Д. Рябев. М.: Наука; Физматлит; Саров: РФЯЦ – ВНИИЭФ, 1999. Т. 2: Атомная бомба. 1945–1954. Кн. 1. С. 12.
3 было учреждено Первое главное управление при СНК СССР (ПГУ, начальник Б. Л. Ванников, первый заместитель А. П. Завенягин, заместители: П. Я. Антропов, Н. А. Борисов, Г. А. Касаткин, П. Я. Мешик)2.
2. Там же. С. 11–13.
4 В условиях холодной войны в интересах геополитической безопасности потребовалось разместить большую часть производительных сил ПГУ на территории Среднего и Южного Урала. В первую очередь это относилось к трем энергоемким предприятиям по производству делящихся материалов – ядерного горючего атомных бомб (плутоний-239 и высокообогащенный уран-235).
5 Постановлением СНК СССР от 1 декабря 1945 г. из Наркомата авиационной промышленности в распоряжение ПГУ был передан завод № 261. На его базе в декабре 1945 г. началось строительство завода № 813 (ныне Уральский электрохимический комбинат) для разделения изотопов урана методом газовой диффузии3. Строительство осуществлялось в районе железнодорожной станции Верх-Нейвинск Свердловской железной дороги. Объективными предпосылками для такого выбора были Верх-Нейвинский пруд, гарантировавший обеспечение производства водой, железнодорожное полотно, позволявшее осуществлять устойчивое сообщение завода со Свердловском и Нижним Тагилом, а также линия электропередачи, обеспечивающая подключение предприятия к электросети Урала. Первоначально завод № 813 снабжался электроэнергией от подстанции Верх-Нейвинского завода Министерства цветной металлургии. После завершения строительства линий электропередачи «Кировград – Нейвинск» и «СУГРЭС – Кировград» в 1947–1948 гг. источником электроэнергии для завода стала Средне-Уральская государственная районная электростанция. Позднее возникла необходимость увеличения электрической мощности, выделяемой газодиффузионному заводу, что было связано с увеличением как количества компрессоров для прокачки рабочего газа (гексафторида урана), так и мощности их электродвигателей. Постановлением Совета Министров СССР от 29 октября 1949 г. предполагалось обеспечение комбината № 813 электроэнергией за счет строящейся Нижнетуринской ГРЭС по линиям электропередачи 220 кВ (на расстояние 170 км) с сохранением существующих линий электропередачи от СУГРЭ С как резервных 4.
3. Там же. 2000. Кн. 2. С. 83–85.

4. Там же. 2003. Кн. 4. С. 347.
6 Одновременно в конце 1945 г. была выбрана площадка для строительства первого реакторного завода-комбината № 817 (ныне ПО «Маяк»)5. Объект располагался на севере Челябинской области, между городами Кыштым и Касли. Выбранное место обладало достаточными запасами воды, необходимой для охлаждения активной зоны атомного реактора. Оно располагалось вблизи двух промышленных центров – Челябинска и Свердловска – с крупными заводами и мощными строительными организациями. Через близлежащий город Кыштым проходила железная дорога. Именно на комбинате № 817 был изготовлен первый отечественный ядерный заряд из плутония, взорванный на Семипалатинском полигоне 29 августа 1949 г.
5. Там же. 2000. Кн. 2. С. 73.
7 Сложность организации и высокая стоимость работ по разделению изотопов урана газодиффузионным способом заставила правительство приступить к строительству специального предприятия для производства высокообогащенного урана электромагнитным способом. Им стал завод № 814 (ныне Комбинат «Электрохимприбор»). 19 июня 1947 г. вышло постановление Совета Министров СССР «Вопросы завода № 814» о строительстве завода для разделения изотопов урана методом электромагнитной сепарации6.
6. Там же. 2002. Кн. 3. С. 213.
8 Площадка для строительства была выбрана на восточном склоне Уральских гор, в районе поселка Нижняя Тура Исовского района Свердловской области, из-за отдаленности места от оживленных магистралей. Для создания завода по получению изотопов урана-235 электромагнитным методом необходимо было построить мощный магнит – установку СУ-20 (сепарационная установка с 20 разделительными камерами). Работа магнита требовала мощного источника электрической энергии, которую должна была обеспечить Нижнетуринская ГРЭС. В постановлении Совета Министров СССР от 25 сентября 1948 г. «О контрольных цифрах к плану специальных работ на 1949 год» отмечалось, что для обеспечения электроэнергией предприятий атомной промышленности на Урале необходимо форсировать строительство Нижнетуринской ГРЭС, приняв «снабжение ее строй материалами на “спецрасходы”»7. В ноябре 1949 г. Совет Министров СССР принял отдельное постановление о сооружении на Урале новой электростанции мощностью 129 тыс. кВт. Ранее, осенью 1948 г., постановление Совмина № 1869-729 декларировало ускоренное строительство новых электростанций на Урале8.
7. Там же. 2003. Кн. 4. С. 171.

8. Государственный архив Российской Федерации. Ф. 5446. Оп. 51а. Д. 3697. Л. 1–207; Д. 3698. Л. 1–44
9 Организация работ по строительству новых и модернизации существующих электростанций под нужды атомного проекта не могла происходить без участия Свердловэнерго – энергосистемы, объединявшей электростанции Среднего Урала. В конце 1947 г. ее управляющий А. М. Маринов подготовил об этом публикуемую записку. Документ № 1 примечателен тем, что поднятые в нем вопросы демонстрируют проблемы, характерные для советской промышленности в послевоенный период. Маринов писал в Свердловский обком ВКП(б) о срыве государственных планов строительства Нижнетуринской государственной районной электростанции и Каменск-Уральской теплоэлектроцентрали, о реконструкции Среднеуральской и Егоршинской ГРЭС, о прокладке в Свердловской области новых линий электропередачи. Вина при этом возлагалась на аппарат Министерства электростанций и органы Министерства внутренних дел СССР. Они были ответственны за собственно невыполнение работ и за необеспечение энергетических строек рабочей силой из исправительно-трудовых лагерей соответственно.
10 Возникшая ситуация – пример так называемой «ведомственности», т. е. самостоятельных действий руководителей ведомств по защите интересов своих организаций9. В данном случае бездействие МЭС и МВД вошло в противоречие с интересами руководства Свердловэнерго и Свердловского обкома ВКП(б). Безусловно, такому бездействию были оправдания: необходимость восстановления электросетей бывших оккупированных территорий, массовая реэвакуация, чрезвычайная потребность в рабочей силе исправительно-трудовых колоний у множества иных строек общесоюзного значения в других регионах. Однако значение новых объектов Свердловэнерго для предприятий ПГУ перечеркивало эти доводы. Маринов умело воспользовался сложившейся ситуацией. Записка акцентирует внимание на проблемах строительства электростанций, предназначенных для реализации атомного проекта, и все же управляющий намерен был получить людские и материальные ресурсы на осуществление не только этих строек, но также «усилить все энергетические стройки Свердловской области» вообще, в том числе к атомному проекту отношения не имевшие. Первый секретарь Свердловского обкома видел в представленном материале инструмент, с помощью которого можно было не только обеспечить благоприятные условия работы для дислоцированных в области предприятий ПГУ, но и преодолеть жесткий энергетический кризис, охвативший Средний Урал к концу Великой Отечественной войны. В середине 1940-х гг. многие предприятия Свердловской области систематически срывали выполнение государственных заданий из-за нехватки электроэнергии10.
9. См.: Ермолов А. Ю. За фасадом сверхцентрализации: влияние борьбы ведомств за конверсию и реконверсию СССР в середине 1940-х гг. // Экономическая история: ежегодник. 2013 / Отв. ред. Л. И. Бородкин, Ю. А. Петров. М.: РОССПЭН, 2014. С. 390–402.

10. См.: Центр документации общественных организаций Свердловской области (ЦДООСО). Ф. 4. Оп. 41. Д. 213. Л. 13, 61; ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 43. Д. 136. Л. 13; ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 43. Д. 163. Л. 1.
11 Административные возможности урегулирования возникшей проблемы у региона имелись. С 1930-х гг. в структуре областных комитетов Коммунистической партии существовали промышленные отделы для курирования промышленных предприятий на подведомственных им территориях11. Их организация была предпринята именно с целью достичь своеобразного баланса в регулировании экономики Советского Союза, совместить элементы региональной экономической автономии с жестко централизованной системой отраслевого управления промышленностью через отраслевые наркоматы, выстроенной в первые годы индустриализации. Это положение дел не изменилось, и в 1940-е гг. Свердловский обком ВКП(б) приступил к решению вопроса. Сохранился документ (№ 2), подписанный заместителем секретаря обкома по топливу и энергетике А. И. Быковым, свидетельствующий о подготовке Совмином СССР, в том числе при участии Свердловского обкома, специального постановления на этот счет.
11. Об этом см.: Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898–1986) / Под. ред. Б. В. Нарышкина. В 16 т. М.: Политиздат, 1985. Т. 7: 1938–1945. С. 145.
12 В системе Свердловэнерго появились новые объекты. В 1950 г. состоялся пуск Нижнетуринской ГРЭС12. Тем не менее вплоть до окончания четвертой пятилетки ввод новых энергомощностей в Свердловской области заметно отставал от роста энергопотребления в регионе (см. табл. 1).
12. См. об этом: Эпохи уходят, энергетика остается: Пермэнерго, Свердловэнерго, Челябэнерго – 70 лет / Ред. М. А. Сидельникова. Екатеринбург: Изд-во АМБ, 2012. С. 13–25.
13 Таблица 1. Мощность электростанций и производство электроэнергии в Свердловской области (1945–1950 гг.)13
Год Мощность электростанций Производство электроэнергии
мВт % млн кВт⋅ч %
1945 1000,2 100,0 5014,6 100,0
1946 1004,1 100,4 4910,1 97,9
1947 1007,3 100,7 5260,8 104,9
1948 1049,7 105,0 5791,9 115,5
1949 1110,4 111,0 6947,1 138,5
1950 1246,2 124,6 7441,6 148,4
13. Дано по: Российский государственный архив экономики. Ф. 1562. Оп. 329. Д. 4146. Л. 3.
14 Впоследствии, к концу пятой пятилетки, мощность системы и количество электроэнергии, произведенной Свердловэнерго, продолжали расти непропорционально, составив ≈ 203 % и ≈ 259 % к уровню 1945 г. соответственно14. Во многом эти вынужденные нагрузки были обусловлены функционированием в области предприятий атомного проекта: так, в 1958 г. ранее упомянутый комбинат № 813 потреблял примерно 800 МВт, или около 7 млрд кВт⋅ч электроэнергии в год, что составляло 3 % всей производившейся в СССР электроэнергии15. В этот период Свердловская энергосистема была вынуждена принять дополнительную мощность до 240 мВт из Челябинской и Пермской энергосистем16.
14. ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 40. Д. 158. Л. 85.

15. Артёмов Е. Т., Бедель А. Э. Укрощение урана. Страницы истории Уральского электрохимического комбината. Екатеринбург: Изд-во ООО «СВ-96», 1999. С. 75.

16. ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 40. Д. 158. Л. 88.
15 Публикуемые документы, таким образом, представляют научный интерес как источники по истории советского атомного проекта, экономической истории позднесталинского СССР, проблемам государственного управления промышленностью в послевоенное время. Их машинописные подлинники находятся в фонде Свердловского обкома КПСС Центра документации общественных организаций Свердловской области. Документы публикуются полностью и снабжены комментариями.
16 № 117 1645/с 22/Х-[19]47 г[ода] Сов[ершенно] секретно Особая папка Экз[емпляр] № 3 Секретарю Свердловского обкома ВКП(б)18 товарищу Недосекину В. И.19
17. ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 43. Д. 163. Л. 48–51.

18. Здесь и далее подчеркивание в оригинале.

19. Виктор Иванович Недосекин (1908–1976) – первый секретарь Свердловского обкома ВКП(б) в 1946–1952 гг.
17 В ближайшее время в Свердловской области и в других областях Урала вступают в строй энергоемкие предприятия I-го Главного управления при Совете Министров СССР, а также объекты других министерств. Для покрытия их электроснабжения в IV пятилетке должны быть построены новые электростанции: Нижнетуринская ГРЭС20 мощностью 258 МВт и Каменск-Уральская ТЭЦ21 мощностью 40 МВт. Причем по постановлению Совета Министров СССР № 1953-822 с.с. от 29/VIII-[19]46 г[ода] Каменск-Уральская ТЭЦ должна быть пущена полной мощностью в 1949 году. Однако эти электростанции практически почти не строятся. По Нижнетуринской ГРЭС за 9 месяцев 1947 года освоено 5970 тыс[яч] рублей, а по Каменск-Уральской ТЭЦ освоено только 503 тыс[ячи] рублей при сметной стоимости ТЭЦ более 50 м[и]л[лио]н[ов] рублей. Обе эти важнейшие новостройки не обеспечены рабочими, т[ак] к[ак] Министерство внутренних дел не выполняет неоднократные постановления руководящих органов по этому вопросу. Даже специальное постановление правительства о выделении 4000 рабочих из колоний заключенных для строи[тельст]ва Каменск-Уральской ТЭЦ осталось не выполненным. Строительство Нижнетуринской ГРЭС испытывает крайнюю нужду в ресурсах (бензин, цемент). В строительном сезоне 1947 года также не выполнены планы по расширению действующих электростанций. За 9 месяцев с[его] г[ода] СУГРЭСстрой22 выполнил годовой план только на 50 %, ЕГРЭСстрой23 на 56 %. На С[редне]у[ральской] ГРЭС не введены новые пылесистемы, не строится: угольный склад, дамба плотины, выводы на подстанции 110 кВ и другие объекты, включенные в план 1947 г. и необходимые для надежной работы станции. На С[редне]у[ральской] ГРЭС в 1948 году возможно дальнейшее увеличение турбинной мощности – дополнительный ввод около 35 МВт24 при сравнительно малых затратах. Но эта стройка почти совершенно замерла вследствие недостатка рабочей силы. Еще хуже положение с расширением электрических сетей. Уралэлектрострой25 в 1947 г. совершенно ничего не строил в свердловском узле электросетей, не освоил ни одной копейки по плану и сорвал ввод 26 к[ило]м[етров] линий [электро]передачи 110 кВ и 9,5 к[ило]м[етров] линий [электро]передачи 35 кВ, предписанных приказом МЭС № 66. Между тем электрическая загрузка подстанций и линий электропередачи в Свердловском узле достигает предельных величин и лимитирует передачу энергии для промышленности г[орода] Свердловска. Мощности, вводимые в 1947–[19]48 г[одах] на блокстанциях Урала, едва только смогут покрыть уже существующий дефицит и несколько ослабить действующие в настоящее время ограничения отпуска электроэнергии. В октябре 1947 г[ода] выработка энергии системой Свердловэнерго достигла максимального уровня военного времени (1944–1945 г[одов]), а по отдельным станциям (С[редне]у[ральской] ГРЭС) значительно превышает этот уровень. Несмотря на полную загрузку электростанций, мы вынуждены вводить большие ограничения из-за острого недостатка мощности в Свердловской и объединенной Уральской энергосистемах26. Очевидно, что дальнейшая задержка в строительстве электростанций и сетей на Урале угрожает серьезными последствиями для народного хозяйства и особенно для важнейшей оборонной промышленности. Для изменения положения на строительствах Н[ижне]туринской ГРЭС и Каменск-Уральской ТЭЦ, чтобы эти электростанции были пущены к моменту ввода в строй объектов I Главного управления, по нашему мнению, необходимо поручить выполнение строительных работ тем же организациям, которые строят соответствующие объекты I Главного управления (в качестве субподрядчиков Уралэнергостроя27). Необходимо путем мобилизации рабочих через военкоматы или путем действительного выделения рабочих ИТК усилить все энергетические стройки Свердловской области, [а] также обеспечить их горючим, стройматериалами и т[ому] п[одобным]. Прошу Вас рассмотреть этот вопрос и оказать помощь в коренном улучшении положения на энергетических стройках Свердловской области. Управляющий Свердловэнерго [А. М.] Маринов28 [От]п[ечатано в] 3 экз[емплярах] _______ № 1 [в] Обком ВКП(б) № 2 в Главуралэнерго № 3 в дело О[собой] п[апки] МП № 47 БА 1.10. [19]47 года
20. Нижнетуринская ГРЭС – первая крупная электростанция высокого давления на Урале. Расположена в Нижней Туре Свердловской области. Пуск ее первых турбин (105 МВт) состоялся в декабре 1950 г. К 1955 г. мощность электростанции была увеличена до 563 МВт.

21. Каменск-Уральскую ТЭЦ не следует путать с Красногорской ТЭЦ, расположенной в Каменске-Уральском Свердловской области и пущенной (25 МВт) в 1939 г. Данных о начале строительства и вводе в эксплуатацию Каменск-Уральской ТЭЦ нет. Возможно, ресурсы, предназначенные для ее строительства, были перенаправлены на модернизацию Красногорской ТЭЦ, чья мощность в послевоенный период возросла с 275 до 325 МВт.

22. СУГРЭСстрой – строительно-монтажный трест, занимавшийся реконструкцией Среднеуральской ГРЭС в 1940-х гг. Первый ее генератор (50 МВт) был пущен в 1936 г. К 1949 г. мощность Среднеуральской ГРЭС достигла 234 МВт. Расположена в Среднеуральске Свердловской области.

23. ЕГРЭСстрой – строительно-монтажный трест, занимавшийся реконструкцией Егоршинской ГРЭС в 1940-х гг. Первые ее генераторы (1,2 МВт) были пущены в 1923 г. В послевоенный период мощность Егоршинской ГРЭС достигла 30 МВт. Располагалась в Артемовске Свердловской области.

24. В тексте – мгвт.

25. Уралэлектрострой (после 1947 г. – Уралэлектросетьстрой) – строительно-монтажный трест, организованный постановлением СНК СССР от 10 июля 1941 г. для строительства на Урале линий электропередачи.

26. Несмотря на разделение 15 июля 1942 г. Уралэнерго на три самостоятельные энергосистемы (Свердловэнерго, Челябэнерго, Молотовэнерго), все они входили в объединенное диспетчерское управление Урала.

27. Уралэнергострой – строительно-монтажный трест, организованный на основании постановления СНК СССР от 7 марта 1939 г. для строительства на Урале электростанций.

28. Абрам Михайлович Маринов (1908–1985) – управляющий Свердловэнерго в 1942–1949 и 1957–1962 гг.
18 № 229
29. ЦДООСО. Ф. 4. Оп. 43. Д. 163. Л. 47.
19 Справка На № 1645/с
20 Материал использован при подготовке проекта постановления правительства о вводе новых мощностей на электростанциях Свердловской области в 1948 году, который находится в Совете Министров Союза ССР на рассмотрении.
21 Зам[еститель] секретаря [Свердловского] обкома ВКП (б) по топливу и энергетике [А. И.] Быков30 30.IV.[19]48 г[ода]
30. Антон Иванович Быков (1906–?) – заместитель секретаря Свердловского обкома ВКП(б) по топливной и энергетической промышленности в 1945–1948 гг., заместитель заведующего отделом Свердловского обкома ВКП(б) по топливу и энергетике в 1948–1952 гг. и заведующий отделом в 1952–1953 гг.

References

1. Artemov, E. T., and Bedel’, A. E. (1999) Ukroshchenie urana. Stranitsy istorii Ural’skogo elektrokhimicheskogo kombinata [The Taming of Uranium. Pages from the History of the Ural Electrochemical Plant]. Ekaterinburg: Izdatel’stvo OOO “SV-96”.

2. Ermolov, A. Iu. (2014) “Za fasadom sverkhtsentralizatsii: vliianie bor’by vedomstv za konversiiu i rekonversiiu SSSR v seredine 1940-kh gg.” [Behind the Façade of Super-Centralization: The Impact of the Struggle of Governmental Agencies for the Conversion and Reconversion of the USSR in the mid-1940s], in Borodkin, L. I., and Petrov, Iu. A. (eds.) Ekonomicheskaia istoriia: ezhegodnik. 2013 [Economic History: 2013 Yearly Periodical]. Moskva: ROSSPEN, pp. 390–402.

3. Naryshkin, B. V. (ed.) (1985) Kommunisticheskaia partiia Sovetskogo Soiuza v rezoliutsiiakh i resheniiakh s”ezdov, konferentsii i plenumov TsK (1898–1986) [The Communist Party of the Soviet Union in the Resolutions and Decisions of Congresses, Conferences, and Plenums of the Central Committee (1898–1986)]. Moskva: Politizdat, vol. 7: 1938–1945.

4. Riabev, L. D. (ed.) (1999) Atomnyi proekt SSSR. Dokumenty i materialy [The Atomic Project of the USSR. Documents and Materials]. Moskva: Nauka, Fizmatlit, and Sarov: RFIaTs – VNIIEF, vol. 2: Atomnaia bomba. 1945–1954 [Atomic Bomb. 1945–1954], book 1.

5. Sidel’nikova, M. A. (ed.) (2012) Epokhi ukhodiat, energetika ostaetsia: Permenergo, Sverdlovenergo, Cheliabenergo – 70 let [The Epochs Pass, the Power Industry Stays: Permenergo, Sverdlovenergo, Cheliabenergo – 70 Years]. Ekaterinburg: Izdatel’stvo AMB.

Comments

No posts found

Write a review
Translate