International Science-to-Practice Conference “The History of Science and Technology. Museum Studies”: The first outputs
Table of contents
Share
Metrics
International Science-to-Practice Conference “The History of Science and Technology. Museum Studies”: The first outputs
Annotation
PII
S020596060005939-4-1
DOI
10.31857/S020596060005939-4
Publication type
Overview
Status
Published
Authors
Edition
Pages
625-633
Abstract

  

Received
06.09.2019
Date of publication
09.09.2019
Number of characters
23284
Number of purchasers
0
Views
14
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
1500 RUB / 15.0 SU
1 Проводившаяся с 1997 г. Политехническим музеем совместно с ИИЕТ РАН конференция «История техники и музейное дело», ориентировавшаяся в основном на сотрудников научно-технических музеев и историков техники, по прошествии десяти форумов расширила круг участников и тематику, а также изменила название. К участию в ее проведении присоединились в 2017 г. Высшая школа экономики, в 2018 г. – исторический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. В 2017 г. конференция получила новое название «История науки и техники. Музейное дело», но подтвердила свою связь с предыдущими конференциями порядковым номером – XI Международная научно-практическая конференция. Наряду с комплексными и предметными форумами, ежегодно проводимыми ИИЕТ РАН и привлекающими в основном исследователей, данное мероприятие является одной из наиболее значимых площадок для обсуждения вопросов истории науки, техники и технологий с преимущественным участием музейных работников. Расширение тематики конференции было связано с реформированием научной и собирательской деятельности Политехнического музея. Предполагалось, что конференция станет одним из важнейших инструментов развития научно-исследовательской работы в музее, его интеллектуальным ресурсом, а также еще одним организующим центром для постоянных встреч музейных работников и исследователей в области истории и социологии науки, техники и технологий. Организаторы надеются, что расширение профессиональных горизонтов и круга участников позитивно скажется на сообществе в целом.
2 В 2017 г. в конференции приняли участие сотрудники 18 музеев, четырех институтов Российской академии наук, восьми вузов и двух предприятий из Москвы, Санкт-Петербурга, Архангельска, Екатеринбурга, Томска, Самары, Калуги, Чебоксар, Нижнего Тагила и др., а также представители Франции, Германии и Литвы.
3 Участников конференции приветствовали с началом работы заместитель генерального директора по развитию Политехнического музея Н. И. Сергиевская и представитель ИИЕТ РАН член-корреспондент РАН В. А. Снытко. Вектор наметившихся изменений отчетливо проявился в выступлениях на пленарном заседании, включенном в программу как сессия 1 и получившем название «История науки в действии. Исследовательские проекты и новый взгляд на историю науки». На нем были представлены взгляды докладчиков, участвующих в коллективных или индивидуальных проектах по активно развивающимся в последнее время междисциплинарным направлениям историко-научных исследований. Почти все выступившие преподают в вузах и оказывают влияние на то, какое представление об истории науки получают студенты – следующее поколение исследователей. Докладчики рассказали о новых методах исследований и поделились своим видением перспектив истории науки как дисциплины.
4 Пленарную сессию открыл доклад «Историография науки и интеллектуальная история: поиски новых подходов в начале XXI века» А. Н. Дмитриева (НИУ ВШЭ), в котором было обращено внимание на то, что рост популярности цифровой гуманитаристики (digital humanities), акторно-сетевой теории, бихевиористских и когнитивных подходов заставляет вновь обратиться к основным проблемам и направлениям в развитии науки на стыке социогуманитарных областей, естествознания и техники. Докладчик предложил воспользоваться сравнительным и историческим анализом эволюции науки в точках сопряжения различных форм знания в контексте современных жанров интеллектуальной истории. В привычных ракурсах из поля зрения исследователя ускользают те вопросы, которые стали актуальными в настоящее время: мера оценки успешности, стиль аргументации, критерии научности знания и их эволюция.
5 Г. А. Орлова (ЮФУ, Обнинский цифровой проект) в докладе «Радионуклиды и их хозяйство: мирное использование атома в СССР между новой техникой и координацией научных исследований 1950–1960-х гг.» рассказала о тех возможностях для социогуманитарных исследований, которые открывает совмещение полевого историко-социологического исследования с цифровой гуманитаристикой. Примером послужил Обнинский цифровой проект, в частности планируемое исследование по истории использования радиоизотопов в СССР как одной из узловых точек дочернобыльской ядерной культуры.
6 В начале своего доклада «Устная история науки: социальная модель и другие подходы» Е. А. Мельникова (Музей антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН) рассмотрела три модели использования устной истории, выделенные профессором Университета Глазго, историком Линн Абрамс, которые в переводе автора доклада названы как «социальная модель», «свидетельская модель» и «теоретическая модель». Их различие определяется в первую очередь противопоставлением социального и научного знания, которые преследуют разные цели и опираются на отличающиеся системы понятий. Эти три модели просматриваются и в практике отечественных исследователей. В докладе были рассмотрены как современные российские проекты, посвященные устной истории науки, так и собственный опыт работы автора с воспоминаниями представителей научного сообщества.
7 В докладе «Средние данные и формальные методы в истории науки: новый взгляд на, казалось бы, хорошо знакомые вещи» А. В Куприянов (НИУ ВШЭ СПб) остановился на рассмотрении особого класса «средних» данных в контексте попыток работы с «большими данными» в сфере гуманитаристики. Целью доклада стал показ возможностей использования этих методов, которые могут быть названы «исторической социографией научного сообщества», в историко-научных исследованиях. Одни из них позволяют рассмотреть в деталях организационную и социальную динамику, другие – анализировать интеллектуальную динамику науки и философии XIX – начала XX в. Применение новых методов анализа позволяет получить принципиально новые результаты или вывести анализ и обоснованность суждений на новый уровень строгости.
8 Перемены коснулись не только тематического направления и названия конференции, но и ее структуры. Заседания были разделены на девять сессий, включая пленарное, а именно «История науки: современные способы исследований и социокультурное влияние», «Музеи науки и техники. История и повседневность», «Роль экспертов и технологий в индустриализации и урбанизации», «История создания и внедрения новых технологий и устройств. Роль специалистов и научных коллективов», «Будущее музеев науки и техники», «Ученые для музеев. Роль ученых в создании и осмыслении музейных коллекций», «Презентации музеев», «История фирм и предприятий. Традиции, стратегия, планирование». Сессия «Музеи науки и техники. История и повседневность» в свою очередь состояла из трех секций: «Технические объекты в музейных собраниях. Вторая жизнь», «Заметки о выставках и экспозициях» и «Советы методистов. Работа с посетителями в музеях науки и техники». В основном заседания носили более привычный для участников прежних конференций характер, многие выступавшие обращались в докладах к музееведческим практикам и конкретным историко-техническим исследованиям.
9 Среди заслушанных на секциях докладов хотелось бы обратить внимание на следующие. Доклад В. П. Борисова (ИИЕТ РАН) «Дружба, проверенная временем. Переписка П. Л. Капицы и С. А. Векшинского в 1940–1950-х гг.» был посвящен трудному периоду в жизни Капицы, когда он был отстранен от руководства созданного им института и вынужден работать в лаборатории на даче. Именно тогда Капица несколько раз обращался к Векшинскому, возглавлявшему Научно-исследовательский вакуумный институт, с просьбами прислать необходимые для работы приборы. Представленная переписка двух ученых прежде не публиковалась. Несмотря на краткость изложения и конкретность содержания, она представляет значительный интерес как показатель характера взаимоотношений выдающихся ученых и их отношений с властями имущими.
10 К. Г. Грабарская (Политехнический музей) в докладе «Политехнический музей в российских и международных выставочных проектах. 1872–1895 гг.» поставила перед собой неординарную задачу – понять, как в выставочных экспозициях, проходивших в первые два десятилетия существования музея, воплотились идеи и мысли его организаторов, что музей мог и в каких областях показать на всероссийских и международных смотрах, какое применение находили его коллекции, собранные крупнейшими отечественными учеными.
11 Цель доклада «Комплексная реставрация автомобиля “Феномобиль” 1910–1911 гг. выпуска» трех содокладчиков М. О. Карташева, А. Ю. Корявина и С. С. Нестерова (Политехнический музей) состояла не только в рассказе о восстановлении уникального экспоната, но в нем также была представлена история возникновения и дальнейшего развития фирмы-изготовителя Phänomen Werke Gustav Hiller AG, история разработки и совершенствования конструкции автомобиля, его практического применения в том числе в России. Приобретенный музеем «Феномобиль» по ряду признаков является фактически единственным подобным экземпляром в мире. Авторы доклада рассказали о первом этапе реставрационных работ и планах на их продолжение.
12 Новый взгляд на судьбу научного наследия русского ученого-физика Бориса Львовича Розинга был представлен в докладе Н. А. Борисовой (Центральный музей связи им. А. С. Попова) «Изобретатель электронного телевидения Б. Л. Розинг: прошлое, настоящее, будущее». В докладе с сожалением было отмечено, что далеко не все источники из фонда ученого введены в научный оборот, что с идеологических позиций 1960-х гг. тенденциозно освещены его работы над электронным телевидением. В то же время, анализируя историю создания электронного телевидения, можно получить ряд важных для наших дней уроков.
13 Созданию музея науки и техники, в котором так нуждается город студентов Томск, был посвящен доклад директора Томского краеведческого музея С. В. Перехожева «“Точка гравитации” и концепция создания Музея науки и техники в Томске». Докладчик рассказал о тех трудностях, с которыми сталкиваются музейщики, создавая научно-технические музеи в регионах. Подробно рассмотрев все возможные варианты использования исторического контента и его территориальной привязки, докладчик показал как возможность, так и необходимость Музея науки и техники в Томске. В 2017 г. в краеведческом музее с успехом была реализована пилотная версия проекта.
14 Особое место в работе конференции занимала сессия «Роль экспертов и технологий в индустриализации и урбанизации», своего рода десант Лаборатории экологической и технологической истории (НИУ ВШЭ СПб). Новый подход к изучению технологической истории был использован в докладе заведующей лабораторией Ю. А. Лайус «“Конструирование” ресурсов и технологии индустриального рыболовства в России и СССР в первой половине XX в.». Используя предложенную Г. Бриджем и Д. Аванго «конструктивистскую теорию природных ресурсов», автор описала возникновение индустриального рыболовства в России и его последующее развитие в СССР, что было связано с технологиями тралового лова. В докладе также было обращено внимание на то, что новые технологии были полностью оторваны от традиционных практик и технологий местного населения. На этой сессии с докладами выступили также студенты и аспиранты, работающие по тематике лаборатории: Е. Д. Галюта «Гиганты гидроэнергетики в период холодной войны: технологический стиль и организация строительства Братской и Асуанской ГЭС», Е. О. Рыбкина «Лабораторная жизнь советского радио: между техническим творчеством и любительским знанием», Е. А. Каменева «Модернизм в советском арктическом ландшафте: разработка экспериментальных принципов создания жилой среды в северных городах в 1960-е гг.» и др.
15 Следующая XII Международная научно-практическая конференция, подтвердившая измененное название «История науки и техники. Музейное дело», прошла с 4 по 6 декабря 2018 г. Ее тема – «Наука и общество». В конференции приняли участие представители 18 музеев, 11 вузов, 6 институтов РАН и 4 предприятий, всего были заслушаны 80 докладов участников из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, Томска, Ростова-на-Дону, Нижнего Новгорода, Калининграда, Казани, Переславля-Залесского, а также из Беларуси, Франции, Германии и США. Традиционно конференция открылась приветствиями от основных организаторов – заместителя генерального директора Политехнического музея Н. И. Сергиевской и директора ИИЕТ РАН Д. Ю. Щербинина. В своем выступлении Сергиевская обозначила тему очередной конференции – проблемы взаимовлияния науки и общества, а также акцентировала внимание на вносимые в тематику изменения и на новый способ делового общения. В выступлении Щербинина было подчеркнуто значение данных представительных форумов для научного сообщества историков науки и техники, музейных работников и независимых исследователей и обозначены направления возможных совместных исследований, в том числе над проектом музея истории науки и техники.
16 Пленарная сессия конференции в этот раз состояла из двух докладов историко-экономической направленности. Член-корреспондент РАН Л. И. Бородкин (МГУ им. М. В. Ломоносова) в докладе «Научно-техническая модернизация в российской промышленности XVIII – начала XX в.: механизмы развития и мотивация предпринимателей» на примере текстильной, металлургической и нефтяной отраслей рассмотрел ряд принципиальных как для истории науки, так и для истории России в целом вопросов: как строились отношения предпринимателей с инженерами и учеными, каким образом происходило заимствование иностранных технологий, как поддерживались отечественные разработки и механизм их внедрения в производство, чем объясняется в целом их невысокая востребованность.
17 Президент Политехнического музея и Ассоциации содействия развитию научно-технических музеев «АМНИТ» Б. Г. Салтыков в докладе «Инновационные возможности стран с принципиально различным государственным устройством (на примере СССР и США)» сравнил влияние административно-командной и либерально-рыночной моделей экономики на развитие инновационной деятельности, проанализировал положительные и отрицательные стороны национальной инновационной системы СССР и обозначил основные причины ее неуспешности.
18 Новая проблематика конференции привлекла большое количество участников, что увеличило число тематических сессий до десяти. Ввиду того что часть докладов не входила в поле интересов историков науки и техники, остановимся лишь на тех темах, которые представляют интерес для данного издания. Сессия «Российские предприниматели и научно-техническая модернизация в XVIII – начале XX вв.» стала тематическим продолжением пленарного заседания и была поделена на два раздела: «Государство, общество, предприниматели в научно-технологической модернизации Российской империи» и «Технические инновации, изобретения, внедрение технологий российскими предпринимателями». В заслушанных докладах рассматривалась роль частной инициативы и частного капитала, отдельных предпринимателей и инженеров в инновационном развитии страны в XVIII – начале XX в. В ряде докладов рассматривались причины малой востребованности отечественных технологических достижений в России.
19 Сессия «Техносоциальные утопии» состояла из разделов «Технологии (не)полного воплощения: утопическое проектирование в СССР» и «Технологическое воображаемое: тела, сети и когнитивные машины». Темы докладов сессии отличались большим разнообразием: ноосфера Вернадского и свобода личности, нереализованные проекты в авиации и факторы, влиявшие на их появление, попытки создания в СССР автомобиля для «Формулы-1», осмысление советского атомного проекта средствами новейшего искусства, интервью для Обнинского ядерного проекта в современной интерпретации и др.
20 Доклады по хорошо знакомой историкам науки гендерной проблематике были сведены в отдельную сессию «Наука в публичном пространстве: гендерные аспекты в истории науки», состоявшую из трех разделов «Women’s studies в истории науки и техники: узловые проблемы и перспективы», «Женщины: пути профессионального становления в науке и образовании», «Исторические портреты: советские женщины-ученые». В первом разделе рассматривалась историография вопроса, анализировалась ситуация с изучением «женской истории» науки и техники в России в сопоставлении с зарубежными исследованиями, рассматривалось женское участие в науке в разные периоды истории. Второй раздел был отведен выпускницам высших женских курсов – описанию информационного ресурса и выставочных проектов, посвященных Бестужевским курсам, исследованию научной судьбы бестужевок-эмигранток и закончивших МВЖК женщин-химиков, а также женщинам – членам Санкт-Петербургского математического общества. В третьем разделе рассматривались различные грани научных биографий зоопсихолога Н. Н. Ладыгиной-Котс, микробиолога З. В. Ермольевой, зоопсихолога М. П. Садовниковой-Кольцовой, физика А. Д. Гельман, геолога М. В. Кленовой.
21 Сессия «История научной политики» была разделена не только тематически, но и хронологически. В первом разделе «В поисках научно-технической модерности» были заслушаны доклады о реализации метрической реформы в СССР (1927), о первой всесоюзной телевизионной конференции 1930 г. и об истоках научной политики, повлиявших на ее решения, о достижениях в прикладной химии и физике Третьего рейха (доклад студентов химического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова), о государственной политике в области рационализаторства и изобретательства и об особенностях прикладных исследований на предприятиях СССР в первые послевоенные годы. Второй раздел «Ресурсы и ограничения институционального поля советской науки и техники в эпоху “холодной войны”» включал доклады, посвященные изменившемуся характеру движения рационализаторов и изобретателей в 1950–1960-е гг., международным научным коммуникациям советских ученых в области физики высоких энергий на примере деятельности Объединенного института ядерных исследований, взаимодействию медицинских генетиков с властью в СССР в 1970–1980-е гг., причинам сокращения численности научных кадров в 1980–1990-е гг., механизмам влияния научного сообщества на научную политику в послевоенном Советском Союзе.
22 Доклады сессии «Научные исследования Политехнического музея», соответствуя тематике конференции, отчетливо обозначили вектор реформирования научно-исследовательской и собирательной деятельности музея. В отличие от предыдущих конференций, где доклады сотрудников в основном были посвящены результатам изучения отдельных музейных предметов и коллекций, внутримузейным проблемам или перспективам развития, доклады данной сессии, отталкиваясь от хранящихся в музее коллекций и комплексов, носили выраженный историко-технический характер – научные биографии ученых и инженеров (А. А. Глаголевой-Аркадьевой, П. Г. Тагера), характеристика научных исследований, проводившихся в химической лаборатории музея в 1920–1930-е гг., история создания маятниковых часов АЧФ-3 и их современное использование, а также коллекция художественного литься французского скульптора П.-Ж. Мена в собрании музея.
23 Секция «Инженеры: техническая экспертиза, профессия и публичная политика», состояла из двух разделов – «Советские и российские инженеры: социальные исследования» и «Исторический портрет российского инженера: подходы к исследованию». В первом из них рассматривалось влияние исторических нарративов на профессиональную культуру современных IT-специалистов, эволюция типа женщины-инженера в советском кино, этические и корпоративные стандарты работы инженеров, социальный портрет российского инженера в социальной сети «ВКонтакте». Второй раздел был посвящен работам отдельных инженеров, широко известных и менее известных, – П. С. Осадчего, В. Фогеля, С. С. Крюкова, В. С. Лукьянова, а также малоизвестному факту о контракте Электротехнического треста заводов слабого тока с французской компанией CSF по оказанию технической помощи, вызвавшему критику и бурную дискуссию.
24 Теме науки в периодике была посвящена сессия «Наука в публичном пространстве: ученые и наука в СМИ», в первой части которой «Медиа 1.0: ученые в СМИ с конца XIX до начала XXI века» были сделаны доклады об участии профессора П. К. Худякова в профессиональных и общественно-политических изданиях и создании им ряда журналов Политехнического общества, о публикациях, посвященных российской научной эмиграции, о роли научных журналистов в освещении научной политики в России. Вторая часть «Медиа 2.0: ученые в массовой культуре» состояла из докладов, рассматривавших воздействие художественных фильмов по космической тематике на формирование представлений о космонавтике в массовом сознании, особенности научно-популярной продукции в цифровом пространстве, возможность использования материалов вузовских музеев и многотиражных газет в историко-научных исследованиях, изменение отношения ученых к СМИ в исторической перспективе.
25 Три специальные сессии были отведены для презентации и обсуждения собственно музейных проблем. Среди докладов сессии «Современный научно-технический музей: исследования, проекты, практика» следует отметить доклады о «Навигаторе по космическим адресам Московского региона», об Уралвагонзаводе как примере сплава индустриальной культуры Европы и России, о Музее-лаборатории Е. К. Завойского Казанского университета. Большая часть докладов сессии «Материальность знания: научные приборы как инструмент познания и объект коллекционирования» касалась приборов для экспериментальной психологии. Один из докладов был посвящен коллекции приборов из Музея НАМИ, созданных в институте и использовавшихся при испытаниях автомобилей. На последней сессии «Реставрация и консервация комплексных / технических объектов в музеях: современные вызовы» обсуждались вопросы сохранности музейных фондов, охраны памятников рельсового транспорта, в связи с чем предлагалась организация в стране заповедных железных дорог, сообщалось о реставрационных практиках в технических музеях.
26 Каждый день после завершения заседаний участники конференции собирались в холле, где в неформальной обстановке встречались со специально приглашенными гостями, которые рассказывали о работе представляемых ими фондов, обществ и центров и отвечали на многочисленные вопросы. Среди приглашенных были: Борис Долгин (Просветительский фонд «Эволюция»), Ольга Бычкова (Центр исследований наук и технологий (STS) Европейского университета в Санкт-Петербурге), Нина Выскочил (Российский фонд фундаментальных исследований), Ирина Лапидус (Благотворительный фонд Владимира Потанина), Дмитрий Баюк (Международная академии истории науки, Европейское общество истории науки, Русское общество истории и философии науки), Татьяна Кузнецова (Всероссийская патентно-техническая библиотека Федерального института промышленной собственности). Эту форму общения организаторы назвали «гостиные». Благодаря заинтересованным беседам в «гостиных» участники конференции смогли познакомиться с проектами организации научных и просветительных событий, со стратегиями инвестиций в области образования и культуры, с российскими и международными научными конкурсами и грантами, с возможностями международного сотрудничества в исследованиях науки, техники и технологий.
27 Начиная с XI конференции на сайте Политехнического музея за месяц до начала работы выкладываются тезисы докладов, что дает возможность заранее ознакомиться с предметом изложения и выбрать заседания для посещения. К каждой последующей конференции выходит из печати сборник докладов предыдущей. Следует отметить, что основные организационные вопросы и подготовка публикаций осуществляются силами Политехнического музея. Все это, а также творческий подход к разработке тематики и постоянное расширение круга участников, вызывает чувство уважения и благодарности