The history of formation of the team of staff of the Pechora Natural History Station under the auspices of the Imperial Academy of Sciences (1906–1911)
Table of contents
Share
Metrics
The history of formation of the team of staff of the Pechora Natural History Station under the auspices of the Imperial Academy of Sciences (1906–1911)
Annotation
PII
S020596060005933-8-1
DOI
10.31857/S020596060005933-8
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Mariya Kochedykova 
Affiliation: Department of Interdisciplinary Research in the Humanities of the Komi Science Center, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation, 167982, Syktuvkar, Ul. Kommunisticheskaya, 24
Edition
Pages
583-591
Abstract

This paper for the first time reviews the history of formation of the team of staff members and volunteers of the Pechora Natural History Station of the Imperial Academy of Sciences in Ust-Tsilma, enlisted by its founder, A. V. Zhuravskii, to participate in the expeditionary activities and laboratory processing of collected materials. The Station created in 1911

mostly specialized in collecting flora and fauna specimens and the objects of ethnographic value in the north-west of European Russia. As a founder of the Station, Zhuravskii realized that, in order to meet its goals and purposes, the Station needed a competent scientific staff team, and actively enlisted the services of geologists, botanists, engineers, and ethnographers. He also actively enlisted the help of the locals and political exiles during the expeditionary work. The paper describes Zhuravskii’s working relationships with the Station’s staff members, their social status and contribution to the studies of the Pechora North. Due to Zhuravskii’s self-sacrificing work and enthusiasm, the range of persons involved in the academic station’s activities broadened significantly, in particular, to include the representatives of indigenous peoples. It is emphasized that Zhuravskii knew how to choose and bring together determined, creative, and educated people who played an important role in the history of Russia and studies of the north-east of European Russia.

Keywords
Pechora Natural History Station, A. V. Zhuravskii, staff composition, political exiles, expeditions, collecting activities, studies of the north-east Russia
Received
06.09.2019
Date of publication
09.09.2019
Number of characters
12835
Number of purchasers
0
Views
22
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
1500 RUB / 15.0 SU
1 В истории академической науки на европейском северо-востоке России имя Андрея Владимировича Журавского (1882–1914), создателя первой научной станции Императорской академии наук в далеком северном селе Усть-Цильма занимает особое место1. Интерес к его фигуре возник в отечественной историографии ближе к 1980-м гг. Имя этого деятеля стало известно благодаря исследованиям В. Ф. Канева, Г. Н. Табаленковой, Г. Т. Шморгунова, изучающих его биографию в контексте истории Печорской сельскохозяйственной опытной станции2. Кадровый состав станции не анализировался ни современниками Журавского, ни исследователями, изучавшими его биографию и научную деятельность. Между тем изучение кадрового состава станции позволило выявить людей, помогавших Журавскому в его научной деятельности по изучению Печорского Севера.
1. Подробнее о нем см.: Кочедыкова М. М. Зигзаги судьбы исследователя Печорского Cевера А. В. Журавского // Диалог со временем. 2016. № 55. С. 361–367.

2. Канев В. Ф. Печорская сельскохозяйственная опытная станция (1911–1957). Сыктывкар: Усть-Цилемский историко-мемориальный музей А. В. Журавского, 1999; Табаленкова Г. Н. Печорской сельскохозяйственной опытной станции 90 лет // Вестник Института биологии Коми НЦ УрО РАН. 2001. № 1 (39). С. 12–15;
2 В качестве источников информации о сотрудниках станции были использованы публикации самого Журавского и его современников в журнале «Известия Архангельского общества изучения Русского Севера» и местной прессе. Основной можно считать его статью в газете «Архангельские губернские ведомости», в которой опубликован устав станции3. В 1908–1909 гг. в заметках Журавского освещались организованные станцией экспедиции4, сельскохозяйственные опыты и их результаты5, влияние разных факторов на освоение региона6. В публикациях Журавского можно почерпнуть сведения о людях, которых удавалось привлечь для участия в экспедиционных исследованиях, полевых и сортоиспытательных работах.
3. Журавский А. В. Печорская естественно-историческая станция Императорской академии наук. Ее задачи и история ее возникновения // Архангельские губернские ведомости (АГВ). 1908. № 181, 182.

4. Журавский А. В. Маршрут экспедиции 1907 г. по реке Колве (Большеземельская тундра) // Ежегодник Зоологического музея Императорской академии наук. 1909. Т. 14. № 1–2. С. 7–9; Журавский А. В. Экспедиция в бассейн Печоры в 1909 г. // Известия Архангельского общества изучения Русского Севера (ИАОИРС). 1909. № 1. С. 51–56; Журавский А. В. Северо-Печорская экспедиция // ИАОИРС. 1909.

5. Журавский А. В. Земледелие у крестьян на реке Ижма // ИАОИРС. 1909. № 9. С. 72; Журавский А. В. По поводу опытных огородов в Печорском крае // ИАОИРС. 1909. № 13. С. 55–60.

6. Журавский А. В. К вопросу о мелиорации тундры // АГВ. 1909. № 49, 50, 51; Журавский А. В. Урожаи и сорные травы // АГВ. 1909. № 37.
3 Станция специализировалась в основном на собирательской деятельности. Журавский как ее создатель понимал, что для достижения поставленных целей и задач на станции требовались квалифицированные научные сотрудники.
4 Одним из первых документов станции стал проект «Правил Печорской естественно-исторической станции Императорской академии наук в Усть-Цильме»7. В правилах сказано, что во главе станции стоит лицо, командированное Императорской академией наук по представлению директоров соответствующих музеев. Заведующий получал указания от директоров музеев и считался ответственным перед академией «по всем вопросам ведения станции», он был обязан находиться «в области деятельности станции в течение летних месяцев»8. В остальное время руководство станцией осуществлял человек, назначенный по выбору заведующего. Помимо заведующего на станции трудились «особо приглашенные лица», постоянно находящиеся в районах деятельности станции. Одни работали непосредственно на станции и в ее окрестностях, другие – собирали материалы для станции за пределами Усть-Цильмы и считались корреспондентами. Лица, оказывающие станции содействие «представлением особо ценных научных материалов, дарованием имущественных временных или постоянных льгот или непосредственно материальною помощью» 9, назывались действительными, или почетными, членами станции. В 1906 г. по предложению непременного секретаря академика С. Ф. Ольденбурга звания «действительных» и «почетных» членов станции были устранены. Но в целях поощрения введено звание «соревнователя» для лиц, оказывающих содействие работам Журавского в собирательской деятельности.
7. Национальный архив Республики Коми (НА РК). Ф. 340. Оп. 1. Д. 100. Л. 11–20.

8. Там же. Л. 19.

9. Там же. Л. 17.
5 Штат станции был небольшим – пять-шесть человек. Кроме заведующего, он включал заместителя заведующего на время отсутствия руководителя, старшего консерватора, занимающегося хранением ценностей, и младшего консерватора. Предполагалось также наличие постоянных и временных служащих, рабочих, экспертов и толмачей (переводчиков). Сотрудниками, или корреспондентами, считали тех, кто работал в экспедициях и участвовал в первичной обработке собранных материалов.
6 Задумывался Журавский и о постоянном кадровом составе станции. В 1908 г. на ней работали, кроме него самого, помощник заведующего (с высшим сельскохозяйственным образованием) Ф. Ф. Терентьев, выпускница Стебутовских высших сельскохозяйственных курсов, практикант в отделе сельскохозяйственной бактериологии Л. И. Терентьева и практикант-делопроизводитель (фамилия неизвестна). На лето нанимали еще помощника наблюдателя из местного населения 10.
10. Об учреждении казенной сельскохозяйственной опытной станции на Печоре // ИАОИРС. 1911. № 8–9. С. 641–645.
7 Журавский мечтал, что с ним будут работать знающие и образованные люди, которых он сможет отправить на казенные опытные станции в Смоленской губернии, Московскую селекционную (семеноводческую) станцию и болотную в Юрьеве для обмена опытом, надеялся на получение средств для поездки на опытные станции Канады и Аляски, где уже были разработаны приемы наблюдений и опытов в северных условиях. Сотрудников станции можно разделить на несколько групп.
8 Первую составляли его родственники, друзья и молодые люди, которых привлекли заманчивые рассказы Журавского о прелестях северной природы и желание посмотреть новые места. Но были и исследователи, заинтересованные в более широком и углубленном изучении края. Этим людям он доверял, пользовался их материальной и моральной поддержкой. Среди друзей детства прежде всего надо назвать географа, будущего академика АН СССР А. А. Григорьева. С ним Журавский ездил в первую свою экспедицию в 1904 г. Исследователи приполярного Севера географ-метеоролог Д. Д. Руднев, инженер М. М. Кругловский, геолог Н. А. Кулик, статистик Н. Н. Мамадышский по приглашению Журавского ездили в экспедиции на Печору, составляли карты районов, проводили метеонаблюдения, собирали гербарий. Неоднократно ездил в экспедиции с Журавским его двоюродный брат М. Н. Шпарберг, который был сотрудником Музея антропологии и этнографии Академии наук 11.
11. Журавский А. Печорская естественно-историческая станция при Императорской академии наук. Ее задачи и история ее возникновения // АГВ. 1908. № 182.
9 Вторую группу составляли местные жители (мелкие уездные служащие, крестьяне и торговцы, зыряне и ненцы), имеющие практический опыт и навыки труда. Говоря современным языком, местные жители являлись младшим обслуживающим персоналом станции. Привлечение их к выполнению каких-то работ являлось достаточно редким явлением в деятельности научных организаций того времени. Недаром Департамент земледелия 17 сентября 1908 г. сообщал заведующему Печорской естественно-исторической станцией при Императорской АН в Усть-Цильме, что для «учреждения при станции агрономического отдела Департамента земледелия» необходимо составить смету, «в том числе на оплату в Усть-Цильме русских служащих и рабочих, выписанных из России» 12, даже не предполагая, что рабочих можно найти на месте среди местных жителей.
12. НА РК. Ф. 340. Оп. 1. Д. 88. Л. 18.
10 Однако сохранившаяся переписка Журавского показывает, что он ценил знания и опыт местных жителей, а те уважали его и обращались за советами, семенами, просили рассказать о сельскохозяйственных опытах. Этнографические коллекции собирали для станции ижемцы Степан Леонтьевич Артеев и Николай Попов, И. А. Хабаров, Хозяинов, Кожевин и, вероятно, несколько ненцев. Эту группу можно охарактеризовать как активистов Печорской станции, сотрудничество с ними являлось одним из способов социализации и повышения общественной активности коренного населения. В своих статьях он не раз выражал благодарность участникам экспедиций из местного населения.
11 Третьей группой служащих в экспедициях и на станции были политические ссыльные. В 1904 г. в Усть-Цильму их прибыло 28. Количество ссыльных увеличилось после Первой русской революции, а особенно – в период реакции, в 1910–1911 гг., когда оно достигало 200–300 чел. В январе 1910 г. в Печорском уезде отбывали ссылку 303, в марте 1911 г. – 229, в январе 1912 г. – 87, в марте 1914 г. – 40 чел. 13 Большинство из них до ссылки занимались сельским хозяйством. Несколько человек принадлежали к сфере обслуживающего труда (скорняк, сапожник, портной, модистка) или были земскими служащими. Часть сосланных в Усть-Цильму были грамотными или студентами. Политические ссыльные представляли для Журавского особый интерес как источник разных специалистов. Условия жизни в ссылке стали более свободными к 1909 г., о чем свидетельствуют разрешение разъездов с научными целями по Печорскому краю и передача некоторых надзорных функций Журавскому во время экспедиций. Он неоднократно телеграфировал архангельскому губернатору с просьбой разрешить привлечение ссыльных для участия в экспедициях в статусе рабочих, для камеральной обработки собранных коллекций и гербариев, выполнения простейших химических анализов в лаборатории станции. Его интересовали общая эрудиция, образованность, навыки исследовательской работы возможных сотрудников.
13. Чупров В. И. Политическая ссылка в Коми крае в начале ХХ века (1900–1917 гг.). Серия препринтов «Научные доклады». Коми филиал АН СССР. Сыктывкар, 1974.
12 Студент Одесского университета мещанин Л. В. Хорев как эсер был сослан на три года. 27 июня 1908 г. из Мезенского уезда он писал архангельскому губернатору: «Недавно от главного ботаника императорского Ботанического сада в С.-Петербурге Б. А. Федченко мною получено официальное предложение, коим он просит меня, возможно ближе ознакомившись с флорой Крайнего Севера, собрать коллекцию растений и начертить карту растительных сообществ для Ботанического кабинета Императорского Ботанического сада» 14.
14. Государственный архив Архангельской области (ГААО). Ф. 1. Оп. 4. Т. 4. Д. 1029. Л. 12.
13 27 сентября 1908 г. он просил о переводе в Усть-Цильму для исследования флоры по просьбе Ботанического сада. В сентябре 1908 г., когда исследования Хорева близились к завершению, директор сада просил продолжить «занятия исследования флоры и собрать гербарий в Печорском уезде под руководством заведующего Печорской естественно-исторической станцией г. Журавского» 15. Журавский назначил Хорева ботаником и отправил на р. Сынья, выдав на экспедиционные расходы немалые деньги (120 руб.). Губернатор в связи с этим даже запретил выдачу Хореву казенного пособия. Когда в ноябре 1909 г. срок ссылки Хорева окончился, он просил оставить его на два месяца в Архангельске для завершения работ по экспедиции.
15. Там же. Л. 17.
14 На законных основаниях служил на станции дважды высланный журналист К. Д. Бесходарный, вначале наблюдателем, затем исполняющим обязанности заведующего во время разъездов Журавского.
15 К работам в самой крупной экспедиции в 1909 г. Журавский привлек 18 политических ссыльных. Он телеграфировал архангельскому губернатору, что в экспедицию просятся ссыльные из Архангельска Карасев и Перес (впоследствии постоянный автор «Известий Архангельского общества изучения Русского Севера», в 1910 г. ему была разрешена поездка на Новую Землю), просил разрешения взять в поездку ссыльных Пуртауяйна, Устинову, Донского и А. М. Тер-Мкртчианца. Губернатор разрешил отправить к Журавскому еще и ссыльного Бурштейна. После отъезда Тер-Мкртчианца Журавский ходатайствовал: «Уполномочьте исправника отпустить в экспедицию ссыльного Тржесковского» 16. В июне 1909 г. Журавский просил разрешить вести сборы растений в окрестных деревнях поднадзорным К. Тржесковскому, Янкелю Нафиносу, Аврулу Левинскому. В экспедиции участвовали ссыльные братья Николаевские, которых Журавский хотел «взять с удовольствием на условии немедленного выезда и без вознаграждения» 17. Б. И. Николаевский был практикантом-ботаником, изучал культуру северного крестьянства, экономику и природно-хозяйственный потенциал Севера 18. После освобождения он посылал в «Известия Архангельского общества изучения Русского Севера» очерки. Его младший брат был практикантом-зоологом, позже участвовал в экспедиции Общества распространения естественно-научных знаний 19.
16. ГААО. Ф. 1. Оп. 4. Т. 4. Д. 2841.

17. НА РК. Ф. 340. Оп. 1. Д. 59. Л. 8.

18. Николаевский Б. И. Земледельческое хозяйство крестьян Усть-Цильмской волости Печорского уезда Архангельской губернии // ИАОИРС. 1915. № 7. С. 204–207, 212; № 9. С. 296–298; № 10. С. 329–334.

19. Николаевский В. И. По горам и рекам Кольского полуострова // ИАОИРС. 1913. № 22. С. 982–995; № 23. С. 1019–1031.
16 Журавский предполагал также использовать для подворного обследования печорских поселений бывшего ссыльного Н. Н. Мамадышского, студента юридического и естественного факультетов Казанского университета. Мамадышский с 1889 г. занимался земской статистикой в Тверской, Орловской, Уфимской и Тамбовской губерниях. Журавский привлекал ссыльных к исследованиям и после 1909 г. Сосланный личный почетный гражданин присяжный поверенный Н. А. Жемчугов добился перевода в Усть-Цильму в 1911 г. для изучения истории Севера. Он сделал вывод, что «литературы по самоедскому вопросу почти не существует. Совершенно не разработанным юридически является важный для края вопрос самоедский, понимая под таковым права самоедов на тундры, характер и фактическое пользование тундрами, их взаимоотношения с пустозерами, зырянами и ижемцами, их действующее обычное гражданское и уголовное право и т. д». 20
20. ГААО. Ф. 1. Оп. 4. Т. 5. Д. 1136. Л. 41.
17 Тесные контакты и постоянное общение Журавского с политическими ссыльными подтверждает пресса. Корреспондент «Русских ведомостей» сообщал, что при подготовке экспедиции 1909 г. «в помощь заведующим […] приглашены политические ссыльные» 21.
21. Северо-Печорская экспедиция // Архангельская газета. 10 июля 1909 г. № 150. С. 1.
18 Вдова Журавского О. В. Карабанова писала, что «при жизни А. В. [Журавского] ссыльные всегда допускались к работе на станции […]. Эта связь сохранилась у меня и после смерти А. В. [Журавского]» 22. После трагической гибели Журавского, по словам Карабановой, ссыльным, «и только им, я была обязана организацией похорон» 23. На могилу был положен венок «Добровольно ссыльному от группы ссыльных».
22. Научный архив ФИЦ «Коми научный центр УрО РАН» (НА Коми НЦ УрО

23. Там же. Л. 39.
19 Благодаря подвижническому труду и увлеченности Журавского был значительно расширен круг лиц, привлеченных к деятельности академической станции, сделана попытка привлечения к работе станции национальных кадров. Журавский умел выбирать и объединять сильных, творческих, образованных людей, которые сыграли существенную роль в истории России и исследовании европейского северо-востока. Некоторые из них после окончания ссылки вернулись на Европейский Север и немало сделали для его изучения.

References

1. Chuprov, V. I. (1974) Politicheskaia ssylka v Komi krae v nachale XX veka (1900–1917 gg.). Seriia preprintov “Nauchnye doklady”. Komi filial AN SSSR [Political Exile in the Komi Region in the Early 20th Century (1900–1917). A Series of Preprints “Scientific Reports”. Komi Branch, USSR Academy of Sciences]. Syktyvkar.

2. Kanev, V. F. (1999) Pechorskaia sel’skokhoziaistvennaia opytnaia stantsiia (1911–1957) [The Pechora Agricultural Experimental Station (1911–1957)]. Syktyvkar: Ust’-Tsilemskii istoriko-memorial’nyi muzei A. V. Zhuravskogo.

3. Kochedykova, M. M. (2016) Zigzagi sud’by issledovatelia Pechorskogo severa A. V. Zhuravskogo [The Twists and Turns of Fate of A. V. Zhuravskii, A Researcher of the Pechora North], Dialog so vremenem, no. 55, pp. 361–367.

4. Nikolaevskii, B. I. (1915) Zemledel’cheskoe khoziaistvo krest’ian Ust’-Tsilemskoi volosti Pechorskogo uezda Arkhangel’skoi gubernii [The Peasants’ Arable Farms in the Ust-Tsilma Volost of the Pechora Uyezd of the Arkhangelsk Governorate], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 7, pp. 204–207, 212; no. 9, pp. 296–298; no. 10, pp. 329–334.

5. Nikolaevskii, V. I. (1913) Po goram i rekam Kol’skogo poluostrova [Along the Mountains and Rivers of the Kola Peninsula], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 22, pp. 982–995; no. 23, pp. 1019–1031.

6. Ob uchrezhdenii kazennoi sel’skokhoziaistvennoi opytnoi stantsii na Pechore [On the Establishment of the State-Owned Agricultural Experimental Station in the Pechora Region] (1911), Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 8–9,

7. pp. 641–645.

8. Severo-Pechorskaia ekspeditsiia (1909) [The North-Pechora Expedition], Arkhangel’skaia gazeta, July 10, no. 150. p. 1.

9. Shmorgunov, G. T. (2002) A. V. Zhuravskii – osnovatel’ sel’skokhoziaistvennoi nauki na evropeiskom severe Rossii [A. V. Zhuravskii, a Founder of Agricultural Science in the North of European Russia], Vestnik Instituta biologii Komi NTs UrO RAN, no. 10, pp. 12–14.

10. Tabalenkova, G. N. (2001) Pechorskoi sel’skokhoziaistvennoi opytnoi stantsii 90 let [90th Anniversary of the Pechora Agricultural Experimental Station], Vestnik Instituta biologii Komi NTs UrO RAN, no. 1 (39), pp. 12–15.

11. Zhuravskii, A. V. (1908) Pechorskaia estestvennoistoricheskaia stantsiia pri Imperatorskoi akademii nauk. Ee zadachi i istoriia ee vozniknoveniia [The Pechora Natural History Station of the Imperial Academy of Sciences. Its Objectives and the History of Its Emergence], Arkhangel’skie gubernskie vedomosti, no. 182.

12. Zhuravskii, A. V. (1909) Ekspeditsiia v bassein Pechory v 1909 g. [An Expedition to the Pechora Basin in 1909], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 1, pp. 51–56.

13. Zhuravskii, A. V. (1909) Eshche o Severo-Pechorskoi ekspeditsii A. V. Zhuravskogo [More on A.V. Zhuravskii’s North-Pechora Expedition], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 11, pp. 53–56.

14. Zhuravskii, A. V. (1909) K voprosu o melioratsii tundry [On the Reclamation of Tundra], Arkhangel’skie gubernskie vedomosti, no. 49–51.

15. Zhuravskii, A. V. (1909) Marshrut ekspeditsii 1907 g. po reke Kolve (Bol’shezemel’skaia tundra) The [The 1907 Expedition Route along the Kolva River (Bolshezemelskaya Tundra)], Ezhegodnik Zoologicheskogo muzeia Imperatorskoi akademii nauk, vol. 14, no. 1–2, pp. 7–9.

16. Zhuravskii, A. V. (1909) Po povodu opytnykh ogorodov v Pechorskom krae [Concerning the Experimental Gardens in the Pechora Region], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 13, pp. 55–60.

17. Zhuravskii, A. V. (1909) Severo-Pechorskaia ekspeditsiia [The North-Pechora Expedition], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 9, pp. 57–68.

18. Zhuravskii, A. V. (1909) Urozhai i sornye travy [Crops and Weeds], Arkhangel’skie gubernskie vedomosti, no. 37.

19. Zhuravskii, A. V. (1909) Zemledelie u krest’ian na reke Izhma [The Peasants’ Farming on the River Izhma], Izvestiia Arkhangel’skogo obshchestva izucheniia Russkogo Severa, no. 9, p. 72.