The materials for studying the life and scientific activities of I. A. Perfiliev, scientific explorer of the European North of Russia
Table of contents
Share
Metrics
The materials for studying the life and scientific activities of I. A. Perfiliev, scientific explorer of the European North of Russia
Annotation
PII
S020596060003896-7-1
DOI
10.31857/S020596060003896-7
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Larisa Roshchevskaya 
Affiliation: Komi Science Center, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, Department of Interdisciplinary Studies in the Humanities
Address: Russian Federation, Syktyvkar
Edition
Pages
117-128
Abstract

The paper describes for the first time the materials concerning the life and scientific activities of a scientific explorer of the European North of Russia, I. A. Perfiliev, stored in the collections of the Komi Science Center of the Russian Academy of Sciences’ Ural Branch (Scientific Library, Scientific Archive, Institute of Biology) and in some other archives and museums (State Archive of the Arkhangelsk Oblast, Archive of the Russian Academy of Sciences, including its St. Petersburg Branch, Arkhangelsk Oblast Museum of Local Lore). These materials include the scientist’s personal library, his autobiography, the list of publications, personal files, correspondence, and a herbarium collected by Perfiliev. The paper analyzes his contribution to the studies of plant resources of the European North of Russia in the 1930s. New details of the history of evacuation of the USSR Academy of Sciences’ Northern and Kola Bases to Syktyvkar during the Great Patriotic War (World War II) and setting up the USSR Academy of Sciences’ Base for North studies, based on these institutions.

Keywords
I. A. Perfiliev, USSR Academy of Sciences, Komi Science Center of the Russian Academy of Sciences’ Ural Branch (Komi NTs URo RAN), European North of Russia, Northern Base of the USSR Academy of Sciences, botanical studies
Date of publication
27.03.2019
Number of purchasers
34
Views
777
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf 100 RUB / 1.0 SU

To download PDF you should sign in

Full text is available to subscribers only
Subscribe right now
Only article
100 RUB / 1.0 SU
Whole issue
800 RUB / 16.0 SU
All issues for 2019
2816 RUB / 30.0 SU
1 Ботаник и краевед Иван Александрович Перфильев (1882–1942) вошел в историю науки как удивительный ученый-самоучка. Родившийся в с. Черный Затон Хвалынского уезда Саратовской губернии, он окончил только трехклассное училище. В молодости примыкал к социалистам-революционерам. Став коммунистом в 1918 г., выполнял различные партийные поручения, занимал ряд постов в вологодских и архангельских губернских органах власти: был членом Вологодского губернского исполкома, комиссии партийного контроля Вологодского губернского комитета РКП(б) (1922), первым заведующим Вологодского губстатбюро (1920–1923), уполномоченным Центрального статистического управления по организации и проведению профессионально-демографической промышленной и сельскохозяйственной переписи в Череповецкой и СевероДвинской губерниях. С 1924 г. работал в Архангельске председателем губернской плановой комиссии, начальником Управления островами Северного Ледовитого океана. Являлся членом Комитета содействия малым народностям северных окраин при президиуме Архангельского губисполкома, организатором экспедиций по изучению оленьих пастбищ.
2 Несмотря на скромное образование, Перфильев стал автором около 40 научных работ по северной флоре1 и внес большой вклад в развитие краеведения2. Он был членом Русского ботанического общества (1900), Общества испытателей природы при Харьковском университете (1913), Вологодского общества изучения Северного края (1915), доктором биологических наук (1939). Его юбилей в 1937 г. отметили такие престижные советские журналы, как «Проблемы Арктики» и «Советская ботаника»3, его деятельности посвящен ряд работ. Так, геоботаник А. А. Дедов подчеркивал, что Перфильев являлся автором одной из первых ботанических работ по Арктике на русском языке4. О. С. Полянская осветила его деятельность с точки зрения истории науки: выделив в изучении растительного покрова Коми АССР несколько периодов, окончание второго, флористического и ботанико-географического периода, характеризующегося преимущественно вниманием к инвентаризации флоры, поисками редких видов и выяснением ареалов их распространения, она связала5 с публикацией в 1936 г. двухтомника Перфильева о флоре Северного края6. Б. А. Тихомиров составил наиболее точную библиографию трудов Перфильева, большое внимание уделив его революционной деятельности и использовав документы Архангельского областного краеведческого музея7. В. Е. Страхов проанализировал общественную деятельность ученого как представителя революционно настроенной интеллигенции первых лет советской власти8. В «Поморской энциклопедии» Перфильев назван экономистом, государственным и общественным деятелем. Здесь же упомянуто, что его архив и гербарий хранятся в Коми НЦ УрО РАН9. Также была высказана точка зрения, что Перфильев стоял у истоков нового направления науки, посвященного изучению пространственного аспекта урбанизации флоры (городских флор), представив общую картину пространственной динамики флоры в окрестностях Вологды10.
1. Рощевский М. П., Рощевская Л. П., Бровина А. А. Печорская бригада академика А. П. Карпинского. Сыктывкар: Коми научный центр УрО РАН, 2015. С. 606.

2. Веселовские А. и А. Вологжане-краеведы. Источник словаря. Вологда: Вологодское отделение Государственного изд-ва, 1923.

3. Андреев В. И. Иван Александрович Перфильев // Проблемы Арктики. 1937. № 1. С. 155–157; Ильинский А. П. Тридцатилетний юбилей научной деятельности Ивана Александровича Перфильева // Известия Государственного географического общества. 1937. Т. 69. Вып. 1. С. 199–200; Тихомиров Б. А. И. А. Перфильев (к 30-летию научной деятельности) // Советская ботаника. 1937. № 1. С. 163–167.

4. Дедов А. А. Иван Александрович Перфильев (к 15-летию со дня смерти) // Известия Коми филиала Всесоюзного географического общества. 1957. Вып. 4. С. 167–170.

5. Научный архив Коми научного центра Уральского отделения РАН (НА Коми НЦ УрО РАН). Ф. 1. Оп. 2. Д. 116. Л. 4.

6. Перфильев И. А. Флора Северного края. Архангельск: Севкрайгиз, 1934. Ч. 1: Высшие споровые, голосеменные и однодольные; Перфильев И. А. Флора Северного края. Архангельск: Севкрайгиз, 1936. Ч. 2–3: Двудольные.

7. Тихомиров, Б. А. Выдающийся ботаник Севера. Жизнь и деятельность И. А. Перфильева. Архангельск: Архангельское изд-во, тип. им. Склепина, 1948; Тихомиров, Б. А. Ботаник И. А. Перфильев. Вологда: Книжное изд-во, 1960.

8. Страхов В. Е. Жизнь, отданная Северу. Архангельск: Северо-Западное книжное изд-во, 1976.

9. Куратов А. А. Перфильев Иван Александрович // Поморская энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. Н. П. Лаверов. Архангельск: Поморский государственный университет им. М. В. Ломоносова, 2001. Т. 1: История Архангельского Севера. С. 300.

10. Ильминских Н. Г. Обзор работ по флоре и растительности городов // Географический вестник. 2011. № 1 (см. также: >>>> /geogr/issue/view/43).
3 Задачи данного исследования – охарактеризовать материалы, касающиеся жизни и научной деятельности Перфильева и находящиеся в собраниях учреждений Коми НЦ УрО РАН (Научная библиотека, Научный архив, Институт биологии) и некоторых других архивов и музеев (Государственный архив Архангельской области, Архив РАН, включая его Санкт-Петербургский филиал, Архангельский областной краеведческий музей). Начнем мы с личной библиотеки ученого, которую он собирал всю жизнь. Она была вывезена из Архангельска в Сыктывкар в начале Великой Отечественной войны (727 единиц)11, и ныне книги из нее хранятся в Научной библиотеке Коми НЦ УрО РАН. Несмотря на то что списки полученных изданий были утрачены, а книги оказались разбросаны по разным отделам, работа de visu в фондах библиотеки позволила дать им характеристику. Главной частью собрания Перфильева была ботаническая литература. Вторую часть составляли журналы 1920–1930-х гг. о Севере, такие как «Советский Север», «Северное хозяйство» и др. Особую ценность имеют «Известия АН СССР» (вероятно, «Серия биологическая», основанная в 1935 г.), некоторые номера также имеются в Сыктывкаре. Третью часть представляют почти все издания, в которых выходили труды Перфильева. На данный момент Научная библиотека Коми НЦ УрО РАН обладает почти полным комплектом его публикаций в академических, центральных и местных вологодских и архангельских изданиях, что очень важно для изучения его научной биографии. В Коми НЦ УрО РАН сложился благодаря личным книгам Перфильева комплекс ценной специальной научной, книговедческой и краеведческой литературы, что помогает углубить познания о развитии науки в регионе.
11. Рощевская Л. П. Рожденная в сороковые-пороховые // Библиотека. 2000. № 8. С. 76–77.
4 Рукописные источники о Перфильеве отложились в нескольких архивах и музеях.
5 Личный фонд Перфильева образован в Государственном архиве Архангель- ской области (Ф. р-441). Он содержит всего пять дел за 1939–1976 гг., в частности отзывы на книгу В. Е. Страхова «Жизнь, отданная Северу» и переписку Страхова с биологами о жизни и деятельности Перфильева за 1967–1973 гг.12 В Архиве РАН имеется несколько документов о Перфильеве как о сверхштатном действительном члене Тимирязевского института за 1924–1927 гг.13 В Санкт-Петербургском филиале Архива РАН сохранилась переписка Перфильева с геоботаником А. П. Шенниковым, находящаяся в фонде последнего.
12. Государственный архив Архангельской области. Путеводитель. В 2 т. / Сост. Л. В. Гундакова, Л. Н. Хрушкая, Н. А. Шумилов. Архангельск : Правда Севера, 2000. Т. 1. С. 228.

13. Архив РАН. Ф. 356. Оп. 3. Д. 73. Л. 152–166.
6 Документы Перфильева в Архангельском областном краеведческом музее (88 ед. хр. за 1881–1941 гг.) отражают преимущественно деятельность Перфильева как участника революционного движения и Гражданской войны на Севере.
7 Рукописи Перфильева и документы о нем в Коми научном центре УрО РАН делятся по месту хранения на две части. В Научном архиве Коми НЦ УрО РАН сохранились рукописи Перфильева по проблемам сорно-полевой растительности, его личное дело и делопроизводственные документы Северной базы АН СССР в Архангельске, которые представляют главную ценность. Эти документы позволяют реконструировать научные проблемы, над которыми сотрудники базы работали с конца 1930-х гг.
8 Личное дело Перфильева содержит три очень интересных для историка науки документа: автобиографию, список опубликованных трудов и личный листок по учету кадров от 24 января 1940 г. Автобиография напоминает мемуары, содержит интересные подробности о том, кто и в какой степени оказал на юношу влияние, содействовал его становлению как исследователя.
9 Судьба другой части личного рукописного архива Перфильева долгое время оставалась неизвестной, пока в конце 1990-х гг. научный сотрудник Института биологии Коми НЦ УрО РАН Н. С. Котелина не рассказала автору этих строк о касающихся Перфильева материалах, хранящихся в институте. Ценные консультации по этому поводу в 2016 г. дал научный сотрудник лаборатории геоботаники и сравнительной флористики отдела флоры и растительности Севера с научным гербарием Института биологии З. Г. Улле, а директор Института биологии С. В. Дегтева любезно предоставила документы для изучения.
10 В годы Великой Отечественной войны в Сыктывкаре к углубленной работе по составлению полной флоры Коми АССР приступила эвакуированная из г. Кировска А. Н. Лащенкова. Не только ввиду необходимости выполнения научной работы, но и по зову сердца она занялась разбором и систематизацией материалов Перфильева. Как сообщила Дегтева 31 августа 2016 г., первый перечень материалов был составлен, судя по почерку, Лащенковой. В перечне 29 рукописей. Семь из них посвящены карликовой березе («Карликовая березка», «Формы карликовой березки», «Вариации карликовой березки», «Заметка о карликовой березке», «Материалы по карликовой березке», «Черновые материалы по карликовой березке с фотографиями», блокнот с материалами по карликовой березке). Во вторую группу входят работы по флоре Северного края, в том числе о народных лекарственных и ядовитых растениях, «Как обеспечить себя витаминами». Третью группу составляют таблицы для определения родов и видов растений, выписки из ботанических работ, конспект работы Штеффена «К флоре и распространению растений Новой Земли, Вайгача и Колгуева», списки гербариев, выборки из гербария Ботанического института АН СССР, различные бланковки14 с указанием ареалов растений, черновые материалы на отдельных листочках (80 л.), материалы по определителю сорных растений и др.
14. Бланковка географическая карта какого-либо участка, района, служащая для дополнительного нанесения на нее специальных объектов.
11 Рукописные документы Перфильева вместе с его личной библиотекой были вывезены из Архангельска в Сыктывкар в самом начале войны, когда сотрудники Северной базы АН СССР надеялись, что эвакуация самого Перфильева состоится со дня на день. Среди них, кроме вышеупомянутых, имеются записные книжки, несколько конспектов и рабочих тетрадей, дневник Перфильева.
12 Дневник представляет собой общую тетрадь, исписанную приблизительно на одну треть. Записи автор делал чернилами разных цветов. Листы не имеют полей. Присутствуют многочисленные вклейки небольших гербарных листов, кальки с рисунками, фотоснимки разных растений, зарисовки корневищ, научные записки, черновые наброски, конспекты и сугубо научные размышления, подробные описания цветов и растений, которые ему приносили домой.
13 Дневник Перфильев начал вести с 1931 г. Имеющийся в Сыктывкаре подлинник представляет собой его последнюю часть и повествует о жизни в довоенном и военном Архангельске с 28 апреля 1941 г. по 4 января 1942 г. Он содержит немного описаний военных событий, это, скорее, записи рядового гражданина. Его ценность в другом: дневник отражает специфику труда научного сотрудника, привыкшего вести многолетние подробные записи научных наблюдений и экспериментов. Почти на каждой странице имеются выписки из разных журналов, конспекты трудов по ботанике, собственные выводы о растительности Крайнего Севера, наброски новых статей, идеи новых публикаций, планы дальнейшей работы.
14 Значительную часть дневника составляют фенологические записи. Пунктуальное ежедневное описание осадков, солнечных и пасмурных дней, силы ветра и др. объясняются тем, что с детства автор фиксировал изменения погоды в Вологодской губернии. Его данные публиковали в Харькове, а позже включали в обзоры погоды России для крупных газет того времени. Став взрослым, Иван Александрович при описании северной растительности обязательно давал физико-географическую характеристику региона и определял влияние климата на распространение того или иного вида.
15 Другая тема дневника, которая в целом не так многословно отражена, – состояние собственного здоровья ученого. Грустно и тяжело читать строгие, даже отстраненные строки, как ему плохо, что некому сходить в столовую за едой, что холодно в комнате…
16 Тексты иногда напоминают газетные штампы. Эта несколько официозная риторика на самом деле отражала стиль его мышления и идеологию, в которую он искренне верил как коммунист с большим стажем.
17 Сохранены в Институте биологии Коми НЦ УрО РАН и другие документы: удостоверения личности, документы, связанные с пенсионным обеспечением, членские билеты обществ, кооперативных товариществ и профессиональных союзов. Важную часть документов личного происхождения составляют пять записных книжек. Две содержат путевые заметки о недатированной поездке на Усть-Пижемские известняки и полевой дневник поездки на о. Колгуев в 1927 г. В других владелец фиксировал адреса, телефоны и сведения по электротехнике.
18 Рукописные источники помогают уточнить биографические сведения, так как относятся к более позднему времени, нежели отложившиеся в Архангельском музее об участии Перфильева в Гражданской войне на Севере.
19 Большую ценность представляют гербарии, собранные Перфильевым. Один из первых он сдал в ботанический кабинет Харьковского ветеринарного института. В Харькове Перфильев и Г. И. Ширяев пытались даже возобновить деятельность Бюро по обмену гербариями15.
15. Федотова А. А. Российские ботанико-географы в годы «второй Отечественной» // Наука, техника и общество России и Германии во время Первой мировой войны / Ред. Э. И. Колчинский, Д. Байрау, Ю. А. Лайус. СПб.: Нестор-История, 2007. С. 374.
20 В начале ХХI в. коллекции Перфильева хранятся в Ботаническом институте РАН, Санкт-Петербургском университете, Вологодском краеведческом музее (123 листа), Институте ботаники Академии наук Украины, на кафедре геоботаники Московского университета16, в Институте биологии Коми НЦ УрО РАН.
16. Перфильев И. А. Материалы к флоре островов Новой Земли и Колгуева с иллюстрациями. Архангельск: издание автора, 1928. С. 3.
21 Научный гербарий Института биологии Коми НЦ УрО РАН (SYKO) в Сыктывкаре относят к числу крупнейших в России. Он был образован в 1941 г. и содержит 296 тыс. листов17. В нем представлены коллекции сосудистых растений, мохообразных, лишайников и грибов, собранных на территории площадью свыше 1 млн км2, включающей Республику Коми и Архангельскую область с Ненецким автономным округом. Коллекция сосудистых растений насчитывает свыше 200 тыс. образцов.
17. Научный гербарий Института биологии Коми НЦ УрО РАН (SYKO) // https://ib.komisc.ru/add/herbarium/.
22 К 2017 г. в гербарии насчитывается около 1 тыс. гербарных листов Перфильева. Они разложены по родам и видам. На сегодняшний день точно подсчитать их количество не представляется возможным. Улле сообщила 18 августа 2016 г., что в гербарии сборы Перфильева только по березе насчитывают свыше 150 листов. Среди них имеются его сборы из Вологды и ее окрестностей (1915–1923, 1927), Каргополя (1923), Архангельска и его окрестностей (1923–1938), о. Колгуев (1927), Пинеги (1939–1940), бассейна р. Кулой (1927), Северного Тимана, р. Пеша и Индига (1927), Северной Двины и Верхней Тоймы (1932). В это же число входят листы, которые Перфильев как специалист определял из сборов научных сотрудников А. А. Дедова (1927), Н. В. Дылис, А. А. Корчагина, А. П. Шенникова (1932), А. И. Толмачева (1937) и др.
23 Участие Перфильева в развитии научных исследований на Европейском Севере в 1930-х гг. было связано с деятельностью академических учреждений, возникших в Архангельске в это время. После переезда в Архангельск исследователь методично изучал растительность этой губернии. В силу служебного положения исследовал и растительность Арктики: «В это время написал несколько работ по флоре Вайгача, Новой земли, Колгуева»18.
18. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 19. Д. 2. 20 л. Л. 7.
24 В декабре 1933 г. на заседании Президиума АН СССР при обсуждении проекта положения о Северном бюро Полярной комиссии в Архангельске был утвержден состав совета бюро. В него вошел и Перфильев19. Как писал «Вестник АН СССР», создание бюро
19. Хроника // Вестник АН СССР. 1934. № 2. С. 54.
25 «явилось результатом повышения удельного веса работ по изучению Северного края в системе Академии наук СССР […] По своим функциям Севбюро весьма близко стоит к Полярной комиссии, объединяя ее работы по изучению Севера, но применительно к территории Северного края.»
26 В журнале отмечено, что
27 «при содействии бюро, член совета его И. А. Перфильев (Архангельск) закончил подготовку к печати первого тома определителя растений Северного края и продолжает работу над вторым и третьим томами.»20
20. Толмачев А. Бюро по изучению Северного края (Севбюро ПК). Организация и работа Севбюро ПК // Вестник АН СССР. 1934. № 9. С. 35–37.
28 В мае 1935 г. Перфильев с группой научных сотрудников участвовал в работе выездной сессии Северного бюро Полярной комиссии АН СССР в Сыктывкаре. На сессии был рассмотрен план работы Коми научно-исследовательского института и проспект словника Коми советской энциклопедии. Перфильев активно участвовал в работе сессии, несколько раз выступал в прениях, а также использовал пребывание в Сыктывкаре, чтобы «лично просмотреть несколько собраний гербариев»21.
21. Перфильев. Флора Северного края… Ч. 2–3: Двудольные. С. 5.
29 Во второй половине 1935 г. Бюро по изучению Северного края АН СССР планировало окончить работы по Печорской проблеме и сдать в печать сборник «Проблемы Печорского края». Ботаники должны были работать над монографией «Леса Северного края», а также над книгой о мхах и сорняках22. В 1935 г. бюро было преобразовано в Северную базу АН СССР, которую рассматривали как «краевой филиал» Полярной комиссии АН СССР. В ее составе действовали геологический, зоологический и ботанический отделы, которым руководил А. И. Толмачев, ставший в 1939 г. директором базы.
22. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 5. Л. 4.
30 Ботаник и организатор научных исследований на Севере, Александр Иннокентьевич Толмачев, внук президента Академии наук СССР А. П. Карпинского, воспитанный в научной среде, был человеком широких взглядов и умелым организатором, страстно влюбленным в естественные науки. Инициативный, предприимчивый и доброжелательный, Толмачев привлек Перфильева к совместным исследованиям. Несколько работ Перфильева вышли под редакцией Толмачева.
31 В 1937–1938 гг. коллектив авторов с участием Перфильева подготовил две рукописи, «предназначенные к печати в АН СССР», о сорно-полевых растениях Архангельской и Вологодской областей. Новым словом в науке того времени явился определитель семян сорных растений, засоряющих полевые культуры Архангельской области23. О публикации этой рукописи хлопотал перед отделом печати Архангельского обкома ВКП(б) и областным издательством Толмачев. Он писал о работе «бывшего члена совета Северного бюро Полярной комиссии, известного ботаника» Перфильева. Сохранилась ее аннотация, составленная автором 2 октября 1938 г.
23. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 1 Д. 84. Л. 3–5.
32 В 1939 г. Перфильев стал консультантом Северной базы АН СССР, а с 12 мая 1941 г. – старшим научным сотрудником. Весной 1939 г. он изучил бланки рекогносцировочного обследования засоренности полей Коми АССР и пришел к выводу о большом количестве на полях Коми разных видов дикой флоры, что он связывал с местными особенностями техники обработки земли. Кроме того, он дал практические рекомендации, по каким параметрам необходимо проверять засоренность полей24.
24. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 3. Д. 37.
33 Летом 1939 г. Северная база АН СССР обратилась в Ботанический институт АН СССР с ходатайством о присуждении Перфильеву ученой степени доктора биологических наук, так как «его исследования растительности Советской Арктики, Архангельской и Вологодской области являются крупнейшим вкладом в ботаническую науку». Он
34 «принимал самое активное участием в научной работе учреждений Академии наук СССР на Севере. В 1934–35 гг. он состоял членом совета бюро Полярной комиссии Академии наук. «Флора Северного края» вышла в свет от имени бюро Полярной комиссии АН СССР в 1936 г. Перфильев принял на себя работу по составлению всех определительных таблиц и описаний растений в труде Северной базы АН «Сорно-полевые растения Северной области». Перфильев недавно сдал в печать свою новую работу «Определитель семян сорных растений Архангельской области» […]. Несмотря на тяжелую болезнь, Иван Александрович успешно выполняет свою научную и общественную работу.»25
25. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 19. Д. 2. Л. 19. В 1928 г. Перфильев перешел на инвалидность. В 1929 г. ему ампутировали ногу.
35 4 июня 1939 г. в жизни Ивана Александровича произошло важное событие. Ботанический институт АН СССР присудил ему ученую степень доктора биологических наук без защиты диссертации «за выдающиеся ученые труды в области ботаники». Иван Александрович являлся прекрасным специалистом по систематике растительных ресурсов. Систематика как научное направление получила развитие как раз в 1920–1930-х гг., и именно за крупные успехи в этой области ему была присуждена докторская степень.
36 Высокая оценка научной деятельности Перфильева дана в отчете Северной базы АН СССР за 1939 г.: большую работу проделали
37 «сотрудники сектора под руководством И. А. Перфильева по приведению в порядок гербария базы. Накопленные в нем научные материалы представляют уже большую ценность и могут служить серьезным основанием при работе по флоре Севера. Приведение в порядок и определение этих фондов имеет значение, в частности, в связи с приступом в 1940 г. к составлению монографической сводки по флоре Европейского Севера СССР.26»
26. Отчет о научно-исследовательских работах Северной базы Академии наук СССР за 1939 год. Архангельск: Правда Севера, 1941. С. 19.
38 Сотрудники ботанического отдела переключились на территорию Коми АССР, что требовало длительных экспедиций в труднодоступные районы. Предполагалось, что исследование нового региона займет не меньше трех лет. Но грянула Великая Отечественная война…
39 Когда она началась, Северная база АН СССР по распоряжению правительства была эвакуирована в Сыктывкар. Туда же эвакуировали и Кольскую базу АН СССР из г. Кировска Мурманской области. 30 ноября 1941 г. Президиум АН СССР принял решение о создании на базе объединенных академических учреждений Базы АН СССР по изучению Севера. Вновь созданное учреждение должно было обслуживать территорию всего Европейского Севера. Необходимо было перебазировать ближе к изучаемым районам и исследовательское учреждение. Именно целесообразностью продолжения исследований прежде всего и руководствовалась АН СССР, принимая решение об эвакуации Северной базы в Сыктывкар.
40 Работу по теме «Флора Европейского Севера» законсервировали. Перфильев переключился на составление «Определителя растений Архангельской области». Директор Северной базы АН СССР Толмачев принял смелое решение. Чтобы обеспечить ученого всеми необходимыми материалами, как сказано в научном отчете, «все материалы по определителю, принадлежавшие базе и, следовательно, государству, по распоряжению А. И. Толмачева оставлены Перфильеву»27.
27. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 1. Оп. 1. Д. 61 А. Л. 8.
41 За сухими строчками отчета ощущается некое внутреннее несогласие с решением Толмачева, который в это время был уже направлен из Сыктывкара на работу в другое место. На самом деле многолетнее сотрудничество давало Толмачеву это право. К этому времени Перфильев был уже лежачим больным. Толмачев же знал, что самое ценное из творческой лаборатории Перфильева – гербарии – уже отправлены в Сыктывкар, туда же увезли его личную библиотеку.
42 Коллеги выехали в Сыктывкар, а Перфильев, как инвалид 2-й степени, остался в Архангельске. Иван Александрович писал в дневнике 7 сентября 1941 г.:
43 «Вчера и 5-го я предупредил А. И. Толмачева о том, что не еду в Сыктывкар, что его воля делать со мной, как это будет для него лучше. Предупредил, что со стороны Ком[итета] по фил[иалам] и базам могут быть нарекания на него. Оба раза он заявил мне, что работа, ведомая мной, плановая, что моей квалификации вполне достаточно, чтобы ее делать без всяких консультаций, что литература и обширный гербарий имеется для этой работы у меня лично. Если встретится какой-либо вопрос, то ведь можно и написать в Сыктывкар. Все это, конечно, верно, и квалификация, и материалы под рукой, но все же, как-то одиноко. Ну что же, буду работать, продолжать начатое.»28
28. НА Коми НЦ УрО РАН. Ф. 20. Оп. 1. Д. 90. Л. 22.
44 Несколькими днями позже мемуарист продолжал:
45 «Вчера был в Базе АН. Видел Толмачева. Выяснил о себе. Остаюсь до 1 ноября. Спрашивал, почему не до 1 октября. Ответил В. К. Бахарев (заместитель директора Северной базы АН СССР. – Л. Р.), что нельзя иметь кредитов на зарплату. На выплату выходных нет денег. Послано в Ак[адемию] н[аук], но когда придут средства, неизвестно. Т[аким] о[бразом] с 1 ноября я освобождаюсь. К этому времени, вероятно, будут отпущены [средства]. Сегодня уехали базовцы. Остался лишь бухгалтерско-хозяйственный аппарат. И вот я снова один. Ни посоветоваться, ни поговорить не с кем. Ну, что же. Не первый раз. Чувствуются годы, чувствуется потребность в коллективной работе по специальности.»29
29. Там же. Л. 24.
46 Необходимо несколько слов сказать о материальном положении Перфильева. С 1928 г. он получал персональную пенсию местного значения. Ее размер в разные годы колебался от 80 до 250 руб. в месяц. В одном из заявлений об увеличении пенсии Перфильев вынужден был упомянуть, что имеет «революционные и научные заслуги в области изучения Севера». Бытовые условия у него были более чем скромными. Площадь занимаемой им очень холодной комнаты составляла всего 12,7 м2. О его незавидном материальном положении можно судить по подробным записям, что нужно купить, какие вещи приобрести. Такие записи характерны для человека, вынужденного постоянно экономить.
47 Несмотря на физические страдания, исследователь продолжал заниматься наукой. В конце 1941 г. Перфильев выступал с докладом о сборе лекарственных растений и их использовании в медицине. Интерес к проблеме витаминизации питания населения Севера был одним из его давних и постоянных пристрастий. В мае 1939 г. Перфильев ездил в Москву на Всесоюзную витаминную конференцию. Буквально за несколько дней до кончины он завершил рукопись о витаминных растениях. В дневнике появилась новая запись:
48 «31 декабря [1941 г.]. Сегодня в заседании президиума гор[одского] исп[олнительного] Комитета приняли постановление о передаче ГИЗу для издательства брошюры «Сбор и сушка лекарственных растений». Значит, дело пойдет […] Лег спать в 2 час. ночи. Весь вечер работал над рукописью.»30
30. Там же. Л. 57; Перфильев И. А. Как обеспечить себя витаминами. Архангельск: ОГИЗ, Архангельское изд-во, 1941.
49 Скончался Иван Александрович 7 января 1942 г. На следующий год вышла еще одна его брошюра31.
31. Перфильев И. А. Сбор и сушка лекарственных растений. Архангельск: ОГИЗ, 1942.
50 Документы Перфильева, хранящиеся в различных собраниях, представляют большой интерес для истории изучения северных территорий Европейского Севера России и социальной истории науки, для персонификации рядовых исследователей, выяснения их вклада в изучение российского Севера. Выявленные источники позволили реконструировать одно из направлений деятельности Северного бюро АН СССР в Архангельске, направленное на изучение растительных ресурсов региона. При этом их анализ показывает, что научные исследования Перфильева не были сугубо академическими, и ученому удалось внести свой вклад в решение государственных задач освоения северных регионов России.

References

1. Andreev, V. I. (1937) Ivan Aleksandrovich Perfil’ev [Ivan Aleksandrovich Perfiliev], Problemy Arktiki, no. 1, pp. 155–157.

2. Dedov, A. A. (1957) Ivan Aleksandrovich Perfil’ev (k 15-letiiu so dnia smerti) [Ivan Aleksandrovich Perfiliev (Towards the 15th Anniversary of Death)], Izvestiia Komi filiala Vsesoiuznogo geograficheskogo obshchestva, no. 4, pp. 167–170.

3. Gundakova, L. V., Khrushkaia, L. N., and Shumilov, N. A. (eds.) (2000) Gosudarstvennyi arkhiv Arkhangel’skoi oblasti. Putevoditel’. V 2 t. [State Archive of the Arkhangelsk Oblast. A Guide. In 2 vols.]. Arkhangel’sk: Pravda Severa.

4. Il’inskii, A. P. (1937) Tridtsatiletnii iubilei nauchnoi deiatel’nosti Ivana Aleksandrovicha Perfil’eva [The 30th Anniversary of Ivan Aleksandrovich Perfiliev’s Scientific Activities], Izvestiia Gosudarstvennogo geograficheskogo obshchestva, vol. 69, no. 1, pp. 199–200.

5. Il’minskikh, N. G. (2011) Obzor rabot po flore i rastitel’nosti gorodov [A Review of Works on Urban Flora and Vegetation], Geograficheskii vestnik, no. 1. Khronika [Chronicle] (1934), Vestnik AN SSSR, no. 2, p. 54.

6. Kuratov, A. A. (2001) Perfil’ev Ivan Aleksandrovich [Perfiliev, Ivan Aleksandrovich], in: Pomorskaia entsiklopediia [The Pomor Encyclopedia]. Arkhangel’sk: Pomorskii gosudarstvennyi universitet im. M. V. Lomonosova, vol. 1: Istoriia Arkhangel’skogo Severa [The History of the Arkhangelsk North], p. 300.

7. Otchet o nauchno-issledovatel’skikh rabotakh Severnoi bazy Akademii nauk SSSR za 1939 g. [Report on the Studies Conducted at the Northern Base of the USSR Academy of Sciences in 1939] (1941). Arkhangel’sk.

8. Perfil’ev, I. A. (1928) Materialy k flore ostrovov Novoi Zemli i Kolgueva s illiustratsiiami [Materials on the Flora of the Novaya Zemlya and Kolguev Islands with Illustrations]. Arkhangel’sk.

9. Perfil’ev, I. A. (1941) Kak obespechit’ sebia vitaminami [How to Provide Oneself with Vitamins]. Arkhangel’sk: OGIZ, Arkhangel’skoe izdatel’stvo.

10. Perfil’ev, I. A. (1942) Sbor i sushka lekarstvennykh rastenii [Harvesting and Drying Medicinal Plants]. Arkhangel’sk: OGIZ.

11. Perfil’ev, I. A. (1934) Flora Severnogo kraia [Flora of the Northern Krai]. Arkhangel’sk: Sevkraigiz, part 1: Vysshie sporovye, golosemennye i odnodol’nye [Higher Spore Plants, Gymnosperms, and Monocotyledons].

12. Perfil’ev, I. A. (1936) Flora Severnogo kraia [Flora of the Northern Krai]. Arkhangel’sk: Sevkraigiz, part 2–3: Dvudol’nye [Dicotyledons].

13. Roshchevskaia, L. P. (2000) Rozhdennaia v sorokovye-porokhovye [Born in the “Gunpowder” Forties], Biblioteka, no. 8, pp. 76–77.

14. Roshchevskii, M. P., Roshchevskaia, L. P., and Brovina, A. A. (2015) Pechorskaia brigada akademika A. P. Karpinskogo [The Pechora Brigade of Academician A. P. Karpinsky], Syktyvkar: Komi nauchnyy tsentr UrO RAN.

15. Roshchevskii, M. P., Roshchevskaia, L. P., and Brovina, A. A. (2017) Pechorskaia brigada AN SSSR: istoriia organizatsii i itogi deyatel’nosti [The Pechora Brigade of the USSR Academy of Sciences: The History of Creation and the Results of Work], Voprosy istorii estestvoznaniia i tekhniki, vol. 38, no. 1, pp. 26–59.

16. Strakhov, V. E. (1976) Zhizn’, otdannaia Severu [A Life Devoted to the North]. Arkhangel’sk: Severo-Zapadnoe knizhnoe izdatel’stvo, 1976.

17. Tikhomirov, B. A. (1937) I. A. Perfil’ev (k 30-letiiu nauchnoi deiatel’nosti) [I. A. Perfiliev (Towards the 30th Anniversary of Scientific Activities)], Sovetskaia botanika, no. 1, pp. 163–167.

18. Tikhomirov, B. A. (1948) Vydaiushchiisia botanik Severa. Zhizn’ i deiatel’nost’ I. A. Perfil’eva [An Outstanding Botanist of the North. I. A. Perfiliev’s Life and Work]. Arkhangel’sk.

19. Tikhomirov, B. A. (1960) Botanik I. A. Perfil’ev [Botanist I. A. Perfiliev]. Vologda: Knizhnoe izdatel’stvo, 1960.

20. Tolmachev, A. (1934) Biuro po izucheniiu Severnogo kraia (Sevbiuro PK). Organizatsiia i rabota Sevbiuro PK [Bureau for the Studies of the Northern Krai (Sevburo PK). Creation and Work of the Sevburo PK ], Vestnik AN SSSR, no. 9, p. 35–37.

21. Veselovskie, A. and A. (1923) Vologzhane – kraevedy. Istochnik slovaria [Vologda Citizens – the Experts in Local Lore. A Source of the Dictionary]. Vologda: Vologodskot otdelenie Gosudarstvennogo izdatel’stva.